Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Наталья Щербина

г. Москва

КЛЕТКА. ПЛЁТКА. КОРИДОР.

Надписи, черные в полумраке рисунки. Изобразительного искусства больше там, где совсем темно, куда не дотягивается слабая городская ночь фонарями. Лестничная клетка. Липкие поручни. Жженные спичками, зажигалками, окурками потолки. Кстати, бычков под ногами нет. Значит, утром была уборщица. Все лампочки вывернуты, почти: где-то очень высоко горит свет и где-то далеко внизу - виден через завесу дыма. Этажом ниже курят, этажом выше гремят ключи.

-Кто-то спускается!

-Нет.

-Тогда зачем так долго греметь ключами и выходить для этого на лестницу?!

-Мало ли. Может, он курит.

-Курит на лестничной клетке?!

-Внизу же курят...

-Но они пьют и разговаривают!

-А он не пьет.

-Ты надо мной прикалываешься, - представляю, будто мы подростки и шутливо толкаю его кулачком в плечо. В темноте я думаю о себе как о нескольких людях, точнее лицах, точнее я быстро меняюсь и перестраиваюсь. В темноте. Наедине с ним. С такими как он. - Мы сейчас как мелкие! - хихикаю, чтобы он меня поддержал, чтобы сделал вид, будто ровесник...

-У них самое искреннее чувство! - неверно истолковывает он мою провокацию.

-Да ладно?! - теперь можно... шутливо запускаю холодные пальчики в его мягкие волосы, только подушечки - веду вдоль лба, вдоль щеки, вдоль шеи, к затылку, рука скользит мягко. Он готовился как к свиданию и пришел с влажными волосами, гладко выбритый. Просто проводить от метро до дома. Меня. Чистенький. Весь. Сейчас проверю. Медленно языком по шее. Не солёная. Теперь всё очень медленно. Очень мягко. Можно без языка. Можно чуть-чуть губами. Как он пахнет! Теперь можно только вдыхать его запах. Слышать или думать, что слышу, как пульсирует венка прямо между моими губами. Я поймала его за кровь. Есть еще такая же голубая на виске. Проверить, пульсирует ли она. Пульсирует.

-Мне нравится твоё дыхание... такое горячее... ты как будто втягиваешь в себя что-то носом и иногда ртом...

Говорю:

-Втягиваю... - и втягиваю губами его губы, упругие мужские губы, юные губы, узкие губы, они раскрываются доверчиво, как влажный бутон, и я втягиваю дыхание, скорое, немного жадное, немного испуганное. Странная мысль. А! Он дрожит, вот почему...

-Ты еще не согрелся?

-Да я!.. - распрямил плечи и выпятил грудь. Смешно.

-Мне кажется, что все мужчины мазохисты...

Молчит. И его руки остановились на моей талии. Пусть он водил ими всего лишь по пальто. Я всё ощущала. И так было лучше, по одежде... так медленнее проникает ласка...сначала к коже, потом под кожу ... и теплые волны неторопливо обволакивают тело, сбивают мысли в желание. Опустошают голову. Уничтожают время. Время!

-Мне пора...

-Еще пять минут!

-Хорошо...

-Наверное, ты права. - Растеряно убирает руки.

Нет уж!

-Конечно, я права! Ты же знаешь, что между нами ничего сейчас не будет, и мучаешься от возбуждения!

Теперь он растерялся.

-Ты почувствовала?..

-Конечно! - улыбаюсь.

-У тебя так глаза горят...

-Конечно! - меня заклинило, улыбаюсь. - И я горю.

-Ты горячая.

Надоело держаться на расстоянии, прижимаюсь к нему всем телом, с усилием повожу бедрами, напрягаю мышцы на правой ноге, коленкой раздвигаю его ноги чуть шире, теперь правым бедром...

-Ты даже не представляешь насколько!

-Представляю... - выдыхает, вдыхает несколько раз, будто задыхается.

-Так вот, вы все мазохисты. - Рукой прижимаю к себе его за ягодицы.

-Теперь ты меня точно мучаешь!..

-Мне нравится чувствовать мужское желание. Любой женщине нравится. Если мужчина не маньяк, а женщина не идиотка.

Он удивляется:

-Вот как?

-Именно так! - неприятно, что он все время норовит ускользнуть, словно пытается сопротивляться, будто еще не до конца... - Когда ты гладил меня...

-По спине? Вот так?! - показывает. Он тоже хочет меня подразнить!

-Да... - выдыхаю, постанываю, прижимаюсь к нему грудью. Всем телом. Чувствую. У него живот задрожал. Ура!

-Что ты делаешь!.. - опять говорит на выдохе.

-Что? - улыбаюсь, целую и прикусываю его нижнюю губу.

Гремят ключи, похоже, что с угрозой, похоже, что громче, похоже, что уже не так высоко, не этажом выше. Ниже. В моей сумочке звонит телефон. Всё сразу! Не знаю, куда бежать, чтобы не выглянул в лестничный пролет сосед сверху или чтобы не поднялись проверить, кто тут шалит, ребята снизу. Отвечаю на звонок:

-Да. Да. Скоро буду. Уже рядом с домом. Пять минут. Конечно. Иду. Всё.

-Это он? - даже на шепот забыл перейти!

-Он. Ключами гремят наверху? - спрашиваю и прижимаю палец к его губам, чтобы говорил тише и чтобы вспомнил, кто здесь главный.

-Похоже на то. - И целует мой палец. - Ты уходишь? - Обнимает. Нежно. С такой тоской, так крепко, так мило.

-Через пять минут... - целую его. Щеки сладкие. Носик сладкий. Глаза большие. Он улыбается. Он похож на счастливого ребенка. И от этого его беспечного вида во мне зреет что-то, поднимается к лицу. Меня бросает в жар.

Он чуть отстраняется от меня и восхищенно говорит:

-У тебя так глаза горят!

-Еще бы!

-Неужели я тебе настолько нравлюсь?..

У наивности должен быть предел! Резко прижимаю его к стене, схватив за грудки. Он выше меня. Он крепкий. Но сейчас я сильнее его в тысячу раз. Сильнее его желанием. Сильнее его любовью...

-Я тебя съем! Ты мне нравишься! И!.. - провожу рукой по его джинсам, ниже пояса, прямо под ремнем. Затем вытаскиваю майку, заправленную в брюки, поднимаю вместе с майкой свитер и глажу его живот. Нет, не глажу. Чуть касаюсь ногтями, а потом пальцами.

Он просто замирает. И молчит. Будто умер. И не дышит. Кажется.

-Пушистый! - восклицаю и облизываюсь! - у тебя животик пушистый! - почему-то думаю, что пушистый, как у пони... безумно хочется его поцеловать в этот самый замечательный твердый, не дышащий, пушистый животик. Но!

Хохот этажом ниже. Молодой мужской хохот. Их несколько. Ключи этажом выше. Я в ярости. Но сейчас мне снова могут позвонить... Целую окаменевшего мальчика в щеку. Кидаю пошлое:

-Чао! - между мной и новой статуей в пролёте закрытая дверь. Я не хлопнула ею. Тихо прикрыла.

И я вызвала лифт, чтобы он пошумел. Приедет и сделает вид, будто и я приехала. Тогда я, как ни в чем не бывало, достану ключи и попробую выбрать нужный. Подожду, пока пальцы решатся вспомнить, что еще можно делать, кроме как ласкать упругое юное тело: ага, держать связку ключей, ага, выбирать один из них, ага, попасть им в замочную скважину, точно, и провернуть там.

Он остался в полумраке. Он может присоединиться к тем, кто писал моё имя когда-то на стенах. Кто рисовал там сердечки. Кто даже матом ругался письменно. А может быть, он закурит. Или сядет на пол. Подогнутся ноги. Или задохнется, потому что не выдержит сердце. Ему всего двадцать. И весь его опыт не стоит и одного моего поцелуя. Он даже не знает про женскую тайну. Он даже не знает, сколько мне лет. И кто мне тот он, который ждет меня дома.

А тайна:

Женщины.

Желанием.

Живут.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Наталья Щербина

Родилась в 1981г. В городе Армавире. С 1999 г. студентка Литературного института им. Горького. Семинар Александра Евсеевича Рекемчука. Публиковалась в "Литературной России", в журнале "Кольцо А".Чл�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ПРО ЖЕНЩИНУ С ЖЕЛЕЗНЫМИ ЗУБАМИ. (У грота Эрота), 30
СТИХОТВОРЕНИЕ. (У грота Эрота), 29
ДЕТИ СНЕГА. (Проза), 28
ИЗНАНКА. (Проза), 28
КЛЕТКА. ПЛЕТКА. КОРИДОР. (У грота Эрота), 24
ЛАБИРИНТ. (Проза), 17
КАПЛЕЗВОН. (Юмор), 12
ПЕРЕСТУК КАБЛУКОВ. (Проза), 6
Мир цвета хаки. (Проза), 1
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru