Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Валентина Юрченко

г. Киев

РОМАН С ИМПРЕСАРИО

(пьеса в одном действии)

Действующие лица и исполнители:

Айседора - танцовщица

Ирма - лучшая ученица айседоры

Жанна - горничная

Импресарио

Гордон Крэг - режиссер, отец дидры

Лоэнгрин - миллионер, отец патрика

Мужчина - водитель такси

Терпсихора - богиня танца

Все мужские роли и роль Терпсихоры исполняет один актер, женские - по усмотрению режиссера.

Июль 1921 года. Комната, по интерьеру напоминающая танцкласс. На авансцене куклы и телефон. Айседора одна. Входит импресарио с букетом цветов, прячет их за спину. Айседора долго не замечает импресарио.

ИМПРЕСАРИО. Что-то случилось?

АЙСЕДОРА. Вы напугали меня.

ИМПРЕСАРИО. Простите. Вы хотели меня видеть.

АЙСЕДОРА. Да. Я хотела с Вами поговорить. Я...

Пауза.

Одним словом, я хочу рассчитать Вас.

Пауза.

ИМПРЕСАРИО. Я что-то сделал не так?

АЙСЕДОРА. Нет. Вы - лучший импресарио, с которым мне приходилось работать.

ИМПРЕСАРИО. Тогда...

АЙСЕДОРА. Я ничего не хочу объяснять. Я надеюсь, Вы не будете долго держать на меня зла. Я не гоню Вас совсем. Завтра Вы встретитесь с Ирмой, она все расскажет. Вы - человек разумный. Думаю, Вы примете ее предложение.

ИМПРЕСАРИО. Предложение? От Ирмы?

АЙСЕДОРА. Я передаю ей все свои полномочия.

ИМПРЕСАРИО. У меня тоже есть предложение.

АЙСЕДОРА. Всего хорошего. Спасибо Вам за работу.

ИМПРЕСАРИО. Вы поэтому сорвали вчера выступление?

АЙСЕДОРА. Вчера я болела.

ИМПРЕСАРИО. Это неправда.

АЙСЕДОРА. Что значит неправда? Что Вы хотите этим сказать?

ИМПРЕСАРИО. Вы хотите завершить карьеру и остаться в Лондоне. Одна?

АЙСЕДОРА. Какое Вам дело?

ИМРЕСАРИО. Ах, да, конечно. С горничной Жанной. А Вы отдаете себе отчет...

АЙСЕДОРА. Послушайте, я приняла решение и сообщила его Вам. Все остальное Вас не касается. Подумайте лучше о себе и своих новых возможностях. Впрочем, как хотите, я не настаиваю. Можете нас покинуть совсем.

ИМПРЕСАРИО. Нет. У нас контракт с Россией. Вы сами этого захотели, когда были в России, сами дали согласие. Вас уже ждут.

АЙСЕДОРА. Расторгните. Я подпишу все, что надо, возмещу убытки.

ИМПРЕСАРИО. России не нужны деньги, ей нужны Вы.

АЙСЕДОРА. Неправда. Ей нужны свои знаменитости и она их получит. Пускай возьмут Ирму, она - лучшая ученица, Вы знаете. Она поедет с моей школой. Это подходит. Россия присвоит себе заслугу открытия новых талантов.

ИМПРЕСАРИО. Вы роете себе могилу. То, что Вы делаете - путь к сумасшествию.

АЙСЕДОРА. Это мое дело.

ИМПРЕСАРИО. Нет. Вы принадлежите сцене.

АЙСЕДОРА. Не смешите меня. Я всю жизнь отдавалась ей. Ради нее я спорила с миром, с законами танца, самими богами, если хотите. Я отрицала их, слушала звуки, вспоминала, как поет море, хотела, чтобы оно рождало мой танец.

ИМПРЕСАРИО. И что же? Так должно было быть.

АЙСЕДОРА. А в результате? Я доказала, что имею право реализовать себя? Я устала. Я одинока. И дело даже не в том, что я рассталась с Гордоном, Лоэнгрином, что разочаровалась в любви и потеряла детей. Одиночество у человека в глазах. Если он хоть раз посмотрел на мир такими глазами, потом можно только обманывать себя работой, семьей, окружением, искусством, сменой мест. Но такого обмана не хватает надолго. Вы ведь тоже знаете это.

ИМПРЕСАРИО. Совсем недавно Вы стремились в Россию, называли эту страну страной будущего, верили, что именно там Вы, наконец, сможете создать свою школу танца, сами настояли на этом контракте! И вдруг... Нет, может быть, я тысячу раз не прав, но я не уйду. Я знаю Вас достаточно давно, чтобы поверить, что это не сиюминутное настроение

АЙСЕДОРА. Разве я хоть когда-то хотела Вас уволить?

ИМПРЕСАРИО. Тогда что?

АЙСЕДОРА. Ничего. Вы показали миру меня всю, а теперь хотите показать еще и мою слабость? Не выйдет.

ИМПРЕСАРИО. Такие срывы у Вас уже были. Я не уйду с работы и не разрешу Вам покинуть сцену.

АЙСЕДОРА. Глупо.

ИМПРЕСАРИО. Через два часа выступление. Я зайду за Вами пораньше. Надеюсь, Вы будете чувствовать себя хорошо.

АЙСЕДОРА. Что Вы там все время прячете?

ИМПРЕСАРИО (протягивает Айседоре цветы).От поклонников. (Уходит).

АЙСЕДОРА (одна. Выбрасывает цветы в окно, что-то ищет). Ирма! Ирма!!! Ирма, ты слышишь меня?

Импресарио возвращается.

Что Вы здесь делаете?

ИМПРЕСАРИО. Принес Вам успокоительные. (Протягивает письмо). Ирма не придет. Вы сами ее отпустили.

АЙСЕДОРА (берет письмо). Элеонора! Хоть что-то хорошее в жизни. Спасибо. Оставьте меня.

ИМПРЕСАРИО. Я зайду, как договорились. (Уходит).

АЙСЕДОРА (одна). Нет, я точно сойду с ума. (Одевается). Какое право он имеет командовать мной? (Пишет записку). Ах да, Элеонора... Прости, я прочитаю твое письмо позже. (Уходит).

Входит Лоэнгрин. Он выпивший.

ЛОЭНГРИН. Патрик! Дидра! Дети! Где вы?

Входит Айседора. На ней костюм Ниобеи.

АЙСЕДОРА. Не кричи, дети давно спят.

ЛОЭНГРИН. И Патрик?

АЙСЕДОРА. Они устали сегодня.

ЛОЭНГРИН. Снова брала их на репетицию?

Пауза.

Вместо того, чтобы заниматься с детьми... Не успеваешь, найми гувернанток. Разве я мало приношу денег? Тебе не хватает?

АЙСЕДОРА. Хватает.

ЛОЭНГРИН. Тогда что? Почему ты молчишь?

АЙСЕДОРА. Я устала.

ЛОЭНГРИН. Я тоже, но я нахожу время, чтобы...

АЙСЕДОРА. Чтобы напиться?

ЛОЭНГРИН. Послушай, если у тебя плохое настроение - это не повод... И вообще, сколько можно разговаривать на подобные темы? Ты прекрасно знаешь, что я трачу все свое время, чтобы ты и дети не чувствовали ни в чем недостатка. Все то, что ты имеешь, не валяется на дороге, я это зарабатываю.

АЙСЕДОРА. Знаю.

ЛОЭНГРИН. Нет, не знаешь. Если я прихожу немного выпивший, заметь, немного, то это не значит, что я был в борделе. Некоторые вопросы даже с деловыми людьми можно решить только так.

АЙСЕДОРА. Конечно. Я понимаю, и я все должна понимать и помнить. Я, но не ты.

ЛОЭНГРИН. Что за придирки? И вообще, что на тебе за дурацкий наряд?

АЙСЕДОРА. Ты сказал, что придешь. Из-за тебя импресарио задержал начало премьеры. Зрители негодовали. А на мне не наряд, а костюм Ниобеи, я танцевала сегодня ее плач. У меня была сегодня премьера! (Хочет уйти).

ЛОЭНГРИН (не выпускает ее). Айседора! Подожди. Прости. Это мой помощник, он не напомнил. Я уволю его. Он...

АЙСЕДОРА. При чем тут он? Ты не любишь меня, поэтому все, что происходит в моей жизни, тебя мало интересует. Тебе интересна только судьба Патрика, вот и все.

ЛОЭНГРИН. Нет.

АЙСЕДОРА. Да. Между прочим, Дидре нравится танцевать, а у Патрика прекрасные задатки композитора. Они с удовольствием ходят на репетиции. Я немного учу Дидру, и, знаешь, у нее хорошо получается.

ЛОЭНГРИН. Она похожа на тебя.

АЙСЕДОРА. Может быть.

ЛОЭНГРИН. Послушай, а разве плач можно станцевать?

АЙСЕДОРА. Можно. Только тебе это вряд ли будет интересно.

ЛОЭНГРИН. Я же извинился.

АЙСЕДОРА. Ниобея - античная героиня, у нее двенадцать детей. Она счастлива, она - мать. (Начинает танцевать с куклами). Дети любят меня, а я люблю их. Без них моя жизнь была бы пустой. Все складывается хорошо. И вдруг.

ЛОЭНГРИН. Вдруг?

АЙСЕДОРА. Вдруг все пропадает. Пустота. Никого нет, вообще никого. Ниобея одна. Больше у нее нет детей. Ни одного! Становится тихо. Тишина может разорвать барабанные перепонки, она может убить. Тишина плачет. Потом начинает плакать мать. Мать плачет не так - мать негодует, она - волчица. Она знает, кто украл у нее детей, убил их. И она мстит. Это танец зверя. (Танцует). Боги забрали у Ниобеи детей за то, что она возгордилась ими, была слишком самонадеянной.

ЛОЭНГРИН (хочет поцеловать Айседору). Нет? Почему?

АЙСЕДОРА. Потому что мне приснился плохой сон. (Уходит).

Лоэнгрин выбегает за ней. Входит импресарио, читает записку, расхаживает по комнате, нервничает. Через некоторое время входит Айседора.

ИМПРЕСАРИО. Где Вы были?

АЙСЕДОРА. Я оставила Вам записку.

ИМПРЕСАРИО. Вы снова сорвали выступление.

АЙСЕДОРА. Я же сказала, что ничего не хочу.

ИМПРЕСАРИО. Вы написали, что Вас вызвали в полицию. Так чего они хотели?

АЙСЕДОРА. Наверное же, не выступлений!

ИМПРЕСАРИО. Айседора, прошу Вас, не надо воспринимать меня, как цербера. Я искренне хочу помочь Вам. За годы нашей работы Вы стали для меня родным человеком.

АЙСЕДОРА. Господи, ведь задолго до этого кошмара, как раз в России, я видела траурную процессию. Я тогда так долго смотрела ей вслед. Почему я не прислушалась к своему сердцу, почему? А мои видения? Ведь это было не психическое расстройство. Зачем я была богата, зачем была нужна эта машина? Зачем?! Если бы ее не было, дети бы не погибли

ИМПРЕСАРИО. Так вот, в чем причина. А я-то думал. Айседора, прошло столько лет, а Вы снова мучите себя. Зачем? Детей не вернешь, значит, так было им предначертано. Это судьба, понимаете?

АЙСЕДОРА. Предначертано? Судьба... Я только что из полиции. И знаете, что мне сказали?

ИМПРЕСАРИО. Нет.

АЙСЕДОРА. К ним пришел человек. Он утверждает, что гибель моих детей - это не случай.

ИМПРЕСАРИО. Не понимаю.

АЙСЕДОРА. Такси, которое выехало навстречу машине с детьми, было не случайным.

ИМПРЕСАРИО. Какая глупость! После стольких лет приходит человек... И кто этот человек, который пришел в полицию, они не сказали?

АЙСЕДОРА. Пока не сказали. Они спрашивали, не было ли в нашем доме работников, которым мы были должны, или которые по каким-то другим причинам могли держать на нашу семью зло. Не было ли у меня врагов. Они намерены опросить всех, кто жил у нас, кто работал. Это унизительно, но Вам тоже придется пройти через это.

ИМПРЕСАРИО. Да, я понимаю. Это нужно. Возможно, им что-то удастся узнать.

АЙСЕДОРА. Я не хочу ничего знать. Мне все равно. Они не смогут вернуть мне детей.

ИМПРЕСАРИО. Преступников нужно наказывать.

АЙСЕДОРА. Я не умею мстить. А знаете, Вы правы, я хочу, чтобы они нашли преступника! Я хочу посмотреть ему в глаза. Я хочу спросить у него, зачем он сделал это? Ведь должна быть причина... Знаете, чего я боюсь?

ИМПРЕСАРИО. Что захотели бы его убить? В этом нет ничего странного.

АЙСЕДОРА (не расслышав). Смогла бы простить? Как это ужасно.

ИМПРЕСАРИО (не расслышав). Что? Не думайте ни о чем, постарайтесь не думать. Вот, пейте. (Протягивает стакан со снотворным). Завтра я схожу в полицию.

АЙСЕДОРА (пьет. На словах импресарио о полиции закашливается). Нет! Не надо... Они еще не вызывали Вас.

ИМПРЕСАРИО. Что с Вами? А зачем откладывать? Нужно быстрее избавиться от необходимой формальности.

АЙСЕДОРА. Только не завтра. Будьте завтра со мной, пожалуйста, мне нужна Ваша поддержка. Обещаете? Простите, наверное, я в последнее время груба с Вами.

ИМПРЕСАРИО. Не беспокойтесь обо мне.

АЙСЕДОРА. Обещаете?

ИМПРЕСАРИО. Отдыхайте. Я завтра приду.

АЙСЕДОРА. Пообещайте мне, иначе я не смогу спать.

ИМПРЕСАРИО. Хорошо. (Уходит).

АЙСЕДОРА (одна. Берет письмо Элеоноры). Нет. Нужно спать. Я очень устала.

Стук в дверь.

Входите. (Не глядя). Вы что-то забыли?

Входит Гордон Крэг.

КРЭГ. Здравствуй, Айседора. Наверное, помешал?

АЙСЕДОРА. Гордон? Ты? Здесь?

КРЭГ. Удивлен, что тебе еще не сказали об этом. Да, здесь. У меня контракт. Я ставлю спектакль. Остановился неподалеку.

АЙСЕДОРА. Не сказали. Что ж, проходи.

КРЭГ. Я должен знать, что не помешал.

АЙСЕДОРА. С чего ты взял, что мешаешь?

КРЭГ. От тебя уходил мужчина, я видел. По-моему, он тоже меня заметил.

АЙСЕДОРА. И что?

КРЭГ. Ничего. Не хочу, чтобы у тебя были из-за меня неприятности.

АЙСЕДОРА. Благородно. Только они уже были.

КРЭГ. Надеюсь, они уже в прошлом.

АЙСЕДОРА. Может, все-таки пройдешь? Или так и будешь стоять, как в гостях?

КРЭГ. Прости, я не смог приехать на похороны Дидры.

АЙСЕДОРА. Хоронили не только Дидру.

КРЭГ. Знаю, но...

АЙСЕДОРА. Ты всегда был эгоистом.

КРЭГ. Я бы хотел узнать, где ее... их похоронили.

АЙСЕДОРА. Это так срочно?

КРЭГ. В общем, нет.

Пауза.

АЙСЕДОРА. Это уходил импресарио.

КРЭГ. Тот самый неизменный?

АЙСЕДОРА. Не узнал?

КРЭГ. Он постарел.

АЙСЕДОРА. А кто из нас помолодел?

КРЭГ (проходя). Так поздно, а у тебя импресарио.

АЙСЕДОРА. Ты же пришел так поздно, и ничего.

КРЭГ. Но я все-таки...

АЙСЕДОРА. Бывший.

Пауза.

КРЭГ. Как твоя школа? Как Ирма?

АЙСЕДОРА. Ирма молодец. Делает успехи. Хочу отправить ее со школой в Россию.

КРЭГ. А где она? Разве Ирма живет не с тобой?

АЙСЕДОРА. Теперь нет. Она уже имеет право на самостоятельную жизнь. Она долго не решалась сказать мне, что хочет жить отдельно. Мы прекрасные друзья, не знаю, что и делала бы без нее, без ее поддержки. Она живет через два дома, от нас - налево.

КРЭГ. Поэтому туда направился импресарио?

АЙСЕДОРА. Тебе не стыдно? По сравнению с ним она просто ребенок!

КРЭГ. Все мы сначала дети. Дети...

АЙСЕДОРА. Замолчи. Импресарио живет в другой стороне.

КРЭГ. Может, я и ошибаюсь, но пока не путаю лево и право. Впрочем, какое мне дело до импресарио.

Пауза.

Айседора, мне нужна твоя помощь.

АЙСЕДОРА. Вот как?

КРЭГ. Да, в хореографии.

АЙСЕДОРА. Хочешь взять меня на работу?

КПЭГ. Мне нужно, чтобы ты помогла поставить несколько танцев к спектаклю.

АЙСЕДОРА. Ты же всегда считал мои танцы безделицей. Ах да, я забыла, тогда критика не принимала меня, а нынче я знаменитость! Гордон, я не прощаю подобных вещей!

КРЭГ. Значит, отказываешь? (Рассматривает игрушки). Это куклы Дидры?

АЙСЕДОРА. А что?

КРЭГ. Так. Спрашиваю.

АЙСЕДОРА. Не могу выбросить, рука не поднимается. Она их очень любила. Особенно эту.

КРЭГ. Странная игрушка.

АЙСЕДОРА. Ирма шила. Как-то я рассказала малышке историю о фавне. Что есть такой фавн, покровитель лесов и полей, что он предвещает судьбу и даже может всю жизнь незримо следовать за человеком, который ему понравился, помогать. Но может быть и злым, тогда человеку не поздоровится. А если заснуть в шкуре овцы и во сне придет фавн, то можно узнать свое будущее. С тех пор Дидра стала бредить этой игрушкой, а в магазинах такой не было. Вот Ирма и решила ей сделать подарок. Малышка не могла без фавна заснуть... Зачем ты пришел?

КРЭГ. Я уже сказал.

АЙСЕДОРА. И все?

КРЭГ. Все.

АЙСЕДОРА. Можешь идти.

КРЭГ. Спасибо. Не ожидал такого холодного приема. Надеюсь, мне можно будет изредка тебя навещать? Пригласить, например, на премьеру.

АЙСЕДОРА. Только не зачасти.

>Крэг, не попрощавшись, уходит. Входит импресарио.

ИМПРЕСАРИО. Вы разрешите? Он не закрыл дверь. Я подумал, что он Вас расстроит. Решил вернуться. Простите. Я хорошо помню его. Эгоист.

АЙСЕДОРА. А он не узнал Вас.

ИМПРЕСАРИО. Не удивительно.

АЙСЕДОРА. Вы правы, он считал себя гением, а мои танцы были для него всего лишь баловством.

ИМПРЕСАРИО. И теперь?

АЙСЕДОРА. Не думаю. Если бы я осталась с ним...

ИМПРЕСАРИО. Вы правильно сделали, что не остались. Он ревновал к Вашей славе.

АЙСЕДОРА. Мы стали чужими людьми.

ИМПРЕСАРИО. Это нормально. Зачем он приходил?

АЙСЕДОРА. Хочет знать, где похоронена его дочь и...

ИМПРЕСАРИО. Вы ничего не говорили ему о полиции?

АЙСЕДОРА (подходя к окну). Нет, зачем. Он по-прежнему увлечен собой. Вряд ли ему это нужно.

ИМПРЕСАРИО. А Дидра?

АЙСЕДОРА. Все равно его тогда не было рядом. Чем он сможет помочь?

ИМПРЕСАРИО. Вы правы. Лучше ему и не знать.

АЙСЕДОРА. Господи, что творится на улице! Посмотрите!

ИМПРЕСАРИО. Мистика. Когда я заходил в Ваш дом, было совсем тихо. Какой ливень!

АЙСЕДОРА. Это настоящий ураган!

ИМПРЕСАРИО. Скорее закрывайте окна! Могут вылететь стекла! (Бросается к окну).

АЙСЕДОРА. Быстрее! Я не могу удержать окно!

ИМПРЕСАРИО. Я помогу Вам! (помогает Айседоре закрыть окно. Айседора оказывается в его объятьях).

АЙСЕДОРА. Господи, что же сегодня за день?!

Пауза.

А дверь? Вы говорили, не заперта дверь!

ИМПРЕСАРИО. Я сейчас! (выбегает. Быстро возвращается). Все в порядке, ураган не причинит Вам вреда.

АЙСЕДОРА. Похоже, что это надолго.

ИМПРЕСАРИО. Похоже.

Пауза.

АЙСЕДОРА. Вы можете остаться у меня.

ИМПРЕСАРИО. Нет-нет, я пойду.

АЙСЕДОРА. Но я не могу отпустить Вас в такой ливень.

ИМПРЕСАРИО. Ничего страшного. Я возьму у Вас зонт.

АЙСЕДОРА. Даже не думайте. Я сойду с ума от одной мысли, что отпустила Вас в такую непогоду, я больше не переживу потерь, разве Вы не понимаете?

ИМПРЕСАРИО. Что Вы такое говорите? Разве можно умереть от дождя?

АЙСЕДОРА. Почему все думают только о себе? Я ведь прошу всего лишь пожалеть мои нервы. Это так трудно, скажите?

ИМПРЕСАРИО. Конечно, не трудно. Но поймите...

АЙССЕДОРА. Идите.

ИМПРЕСАРИО. Нет, я не хочу, чтобы Вы обижались.

АЙСЕДОРА. Идите, Жанна даст Вам зонт.

ИМПРЕСАРИО. Хорошо, я останусь.

АЙСЕДОРА. Мне не нужны подачки.

ИМПРЕСАРИО. Я остаюсь, Айседора.

Пауза.

АЙСЕДОРА. Зря я пила снотворное. Ужасно болит голова.

ИМПРЕСАРИО. Вам нужно было заснуть. Где прикажете мне расположиться на ночь?

АЙСЕДОРА. Вечно Вы куда-то спешите. Побудьте со мной хотя бы немного. Я все равно не смогу сейчас заснуть.

ИМПРЕСАРИО. Ужасная погода.

АЙСЕДОРА. Да.

ИМПРЕСАРИО. Айседора, скажите, а Гордон был вашей первой любовью?

АЙСЕДОРА (смеется). Иногда Вы ведете себя, как ребенок.

ИМПРЕСАРИО. Я спросил что-то лишнее?

АЙСЕДОРА. Вы спросили по-детски, как будто боитесь услышать: да. Нет, Гордон был не первой любовью. Первая моя любовь была почти как у Ромео с Джульеттой - романтичная, красивая и печальная. А может быть, как у всех. Впрочем, он действительно был похож по характеру на Гордона. Такой же Нарцисс.

ИМПРЕСАРИО. Раньше Вы танцевали роль нимфы Эхо. Нарциссу казалось, что он полюбил нимфу Эхо, а на самом деле - всего лишь свое отражение.

АЙСЕДОРА. Мне нравился этот танец. Я танцевала его давно. Тогда я впервые оторвалась от семьи, от нищеты, в которой мы жили, почувствовала, что нравлюсь публике и что могу танцевать то, что хочу. Я с детства ненавидела балетную школу, этих манекенов на пуантах. А он, моя любовь, был музыкантом, писал хорошую музыку, и я решила танцевать под нее. Все было замечательно, публика принимала меня великолепно: цветы, овации. После спектакля он увез меня в деревню. (Начинает танцевать, постепенно вживаясь в роль нимфы Эхо).

ИМПРЕСАРИО (подыгрывает, изображая Нарцисса). Айседора, ведь это любовь!

АЙСЕДОРА. Любовь!

ИМПРЕСАРИО. Я люблю!

АЙСЕДОРА. Люблю!

ИМПРЕСАРИО. Любовь - это я!

АЙСЕДОРА. Я!

ИМПРЕСАРИО. Я хорош?

АЙСЕДОРА. Ложь.

ИМПРЕСАРИО. Я осушу твои слезы!

АЙСЕДОРА. Грезы.

ИМПРЕСАРИО. Твое искусство.

АЙСЕДОРА. Пусто.

ИМПРЕСАРИО. Я люблю тебя!

АЙСЕДОРА. Себя, себя, себя...

Вместе смеются.

АЙСЕДОРА. Конечно, потом он бросил меня. А я поклялась, что больше никогда не буду любить, что всю свою жизнь отдам искусству.

ИМПРЕСАРИО. Исполнили обещание?

АЙСЕДОРА. До следующей любви. А почему Вы никогда не женились?

ИМПРЕСАРИО. Вас любил.

АЙСЕДОРА. Завидую Вашему чувству юмора. Пойду скажу Жанне, чтобы она приготовила комнату. (Уходит).

Звонит телефон.

ИМПРЕСАРИО (берет трубку). Слушаю! Да-да, все верно, соединяйте. Жду. Ирма? Ты? Да, это я. (Оглядывается. Старается говорить шепотом). Она вышла, она сейчас занята. Ничего я тут не делаю. Ты видишь, какая погода? Нет у меня зонта! Могу взять. Послушай, зонт здесь ни при чем, я должен остаться. Так надо, я завтра все тебе объясню. Сложная ситуация. Как я мог тебе сообщить? Отсюда звонить? Прекрати! Что за глупая ревность? Ты же знаешь, что я... да-да, люблю, конечно, люблю! Что за допрос? Да, до утра. Ты хотела говорить с Айседорой? Тогда не звони больше, я утром буду. Ирма... Ирма, слышишь?.. Черт! (Кладет трубку).

Входит Айседора.

АЙСЕДОРА. Кто звонил?

ИМПРЕСАРИО. Россия.

АЙСЕДОРА. Так поздно? Почему Вы меня не позвали?

ИМПРЕСАРИО. Чтобы Вы сказали, что разрываете контракт?

АЙСЕДОРА. Это уже слишком. А что Вы им сказали?

ИМПРЕСАРИО. Что уполномочен отвечать за Вас.

АЙСЕДОРА. Отлично! Лучше и придумать невозможно.

ИМПРЕСАРИО. Я говорил, что Россия Вас не упустит. Они уже готовы Вас принимать. У них все готово. Они ждут Вас хоть завтра. И я бы рекомендовал Вам послушать молодую страну. Это то, что Вам сейчас нужно.

АЙСЕДОРА. Можно подобные вопросы буду решать я? И у меня к Вам огромная просьба, вести себя в дальнейшем у меня дома не как у себя дома. Ясно?

ИМПРЕСАРИО. Ясно.

АЙСЕДОРА. Когда они будут звонить снова?

ИМПРЕСАРИО. Я сказал, что сам сообщу им, когда мы будем готовы.

АЙСЕДОРА. Мы?

ИМПРЕСАРИО. Не поедите же Вы без импресарио? А в такой короткий срок найти замену будет чрезвычайно сложно.

АЙСЕДОРА. Вот как? Хорошо, в таком случае и Вы и они будут очень долго меня ждать. (Подходит к окну). Кстати, дождя почти нет.

ИМПРЕСАРИО. Почти или нет?

АЙСЕДОРА. Час назад Вы не боялись растаять.

ИМПРЕСАРИО. Айседора, прошу Вас, не сердитесь на меня.

АЙСЕДОРА. Не сердитесь? И у Вас после всего поворачивается язык сказать мне такое?

ИМПРЕСАРИО. После чего всего? Только после того, что я хочу помочь Вам?

АЙСЕДОРА. Это вы называете помощью?

ИМПРЕСАРИО. Да поймите же Вы, наконец! Вам нельзя оставаться здесь. Вы убиты событиями своей жизни. Каждая вещь в доме напоминает о них. Последний контракт скоро заканчивается. Если его разорвать, это выльется в очень небольшую сумму по сравнению с той, которую придется платить России. Да дело совсем не в сумме! Вы не должны оставлять сцену, она - единственное Ваше спасение. Плюс, Вам нужна смена обстановки, просто необходима. Россия - лучшее, что сейчас можно придумать для Вас. И не забывайте о полиции, она алчна. Ради того, чтобы раздуть скандал с Вашим именем, они пойдут на все. Они вытрясут из Вас душу только из-за какого-то сумасшедшего, которому вдруг что-то вспомнилось! Они ничего не докажут, а Вы снова будете сходить с ума. Да вы уже сходите с ума! Разве я не прав?

Пауза.

АЙСЕДОРА. Идите спать. Я хочу остаться одна.

ИМПРЕСАРИО. Хорошо, я пойду. Только обещайте мне, что до утра обдумаете свое решение и не скажите России: нет. Это важно. Это нужно делать как можно быстрее. Ради Вашего же блага, Айседора.

АЙСЕДОРА. Идите. Спокойной ночи.

ИМПРЕСАРИО. Хороших Вам снов. (Уходит).

АЙСЕДОРА (одна. Поднимает игрушечного фавна). Почему жизнь так жестока со мной, почему?.. Господи, никогда раньше не замечала. Или это воображение? Игрушка похожа на него! (Машет в сторону ушедшего импресарио). Надо будет сказать ему завтра. Фавн! (Смеется). Странно, что Ирма не позвонила. Обещала и не позвонила. На нее это не похоже. (Подходит к телефону, вызывает телефонистку). Да-да, соединяйте. Жду. Вы меня слышите? Кто у аппарата? Гордон?.. Что ты там делаешь? Откуда ты узнал адрес Ирмы? Ничего не понимаю. Посмотри на часы! У тебя хватило совести... Я не командую... Ничего я не хочу, но... Послушай, да, я действительно не имею права ничего тебе говорить, но я прекрасно знаю, сколько в тебе наглости и к чему это может привести. Ты находишься сейчас у человека, который мне не безразличен. Далеко не безразличен! Поэтому я требую объяснений! Да, она взрослый человек! Помолчи, я просто хочу знать, какое ты имеешь право отвечать на телефонные звонки в ее доме?.. А где она? Алло! Алло! Ирма, ты? Ирма, что происходит? Почему ты мне не звонишь? И что, в конце концов, у тебя делает Гордон?..

В дверях появляется импресарио. Айседора не замечает его.

Ирма, послушай меня. Я лучше, чем ты знаю Гордона. Это самовлюбленный эгоист! И если ему что-то понадобилось от тебя, а ему понадобилось, иначе бы он не пришел, он не остановится ни перед чем! Гони его, как можно скорее! И Ирма, Гордон ничего не должен узнать! Ничего! Ни в коем случае! Послушай... мне нужно завтра увидеть тебя. Я... я не могу... то есть я хочу сказать, я не ходила сегодня в полицию... Я соврала, я сказала ему, что ходила, но на самом деле только придумала... Что? Да, переписка у меня. Он? Тоже у меня. Такой ураган, я разрешила ему остаться, и потом он не должен ничего заподозрить... Что? Да-да, позвони мне с утра.

Импресарио незамеченным проходит к выходу и исчезает.

Тут Россия еще... Я завтра тебе расскажу. Спокойной ночи, дорогая моя. Я постараюсь.

(Кладет трубку, садится, закрывает лицо руками).

Входит Лоэнгрин

ЛОЭНГРИН. О чем грустишь, дорогая?

АЙСЕДОРА. Я должна тебе сказать что-то важное для меня, точнее для нас.

ЛОЭНГРИН. Хорошее или плохое?

АЙСЕДОРА. Не знаю. Я должна была раньше поговорить с тобой об этом, но... Ты всегда так внимательно относился к Дидре, хотя это и не твой ребенок.

ЛОЭНГРИН. Перестань. Ты меня обижаешь. Я ее очень люблю.

АЙСЕДОРА. Да. Знаю. И все-таки...

ЛОЭНГРИН. Не задавай мне загадок.

АЙСЕДОРА. Хорошо. Только обещай сказать мне правду и если тебе это не понравится...

ЛОЭНГРИН. Айседора, ты же знаешь, я не люблю полутонов и всегда говорю правду, даже если она кому-то не нравится.

АЙСЕДОРА. У нас будет ребенок.

ЛОЭНРГИН. Ребенок? Ты беременна?

АЙСЕДОРА. Да.

ЛОЭНГРИН. Мой ребенок?

АЙСЕДОРА. Да.

ЛОЭНГРИН. Дорогая! Дорогая, скажи, что я не сплю! Сегодня самый счастливый день в моей жизни! Я люблю тебя! И ты могла подумать, что я откажусь от ребенка?! Ну уж нет! И теперь даже не смей возражать, завтра же мы официально регистрируем наши отношения!

АЙСЕДОРА. Ты правда рад? Ты действительно хочешь ребенка?

ЛОЭНГРИН. Я не понимаю, почему ты задаешь такие вопросы? Я ведь мог только мечтать об этом.

АЙСЕДОРА. Просто Гордон... так не радовался, даже наоборот.

ЛОЭНГРИН. Он идиот. В детях смысл жизни, разве это кому-то надо объяснять? Человек рождается с этим знанием!

АЙСЕДОРА. Но не он.

ЛОЭНГРИН. При чем тут вообще он? Ты рада? Ты ведь женщина, ты должна радоваться вдвойне!

АЙСЕДОРА. Я рада.

ЛОЭНГРИН. Айседора, милая, я скажу тебе больше, я чувствую, родится мальчик, мы назовем его Патрик, я научу его всему, что умею сам, у него будет все, абсолютно все! Почему ты молчишь?

АЙСЕДОРА. Не знаю. Кажется, я никогда раньше по-настоящему не задумывалась над тем... Знаешь, нас у матери было много, она любила всех, она радовалась, когда ждала ребенка. Наверное, и я рада. Это естественно.

ЛОЭНГРИН. Что значит, наверное, рада? Ты пугаешь меня. Ты говоришь о детях, будто они случайное животное в доме.

АЙСЕДОРА. Не случайное. Но если бы к нам прибилась бездомная случайная кошка, я бы приняла ее, даже если бы не хотела этого. Кормила бы ее, ухаживала за ней, любила бы ее, переживала, страдала, если бы что-то с ней произошло. Ведь она выбрала бы мой дом. Наверное, так и дети.

ЛОЭНГРИН. При чем тут кошка?!

АЙСЕДОРА. Дети - это тоже судьба. Они случаются тогда, когда надо и где надо, а не просто так. Как все события нашей жизни.

ЛОЭНГРИН. Что ты говоришь? Ты ведь любишь Дидру!

АЙСЕДОРА. Конечно!

ЛОЭНГРИН. Как кошку?

АЙСЕДОРА. Как человека. И я буду любить Патрика.

ЛОЭНГРИН. Ох, эти мамы, сплошные капризы. Но я готов исполнить любой твой каприз, только бы стать отцом.

АЙСЕДОРА. Мы не будем регистрировать отношения официально.

ЛОЭНГРИН. Но почему?

АЙСЕДОРА. Женщина, подписавшая брачный контракт, заслуживает его последствий. Я в этом уверена. (Закрывает лицо руками).

Импресарио входит в комнату Ирмы.

ИМПРЕСАРИО. И что у тебя делал Гордон?

ИРМА. Уже доложила? То же, что и ты! Прятался от дождя!

Импресарио дает ей пощечину.

ИРМА. Думаешь, я не знаю, что ты ее любишь? Всю жизнь любил!

ИМПРЕСАРИО. Замолчи!

ИРМА. Нет уж! Хватит, натерпелась. Думаешь приятно спать с тобой и слушать, как ты во сне бредишь ее именем, называешь ласковыми словами! А я утром делаю вид, что это были мои галлюцинации и прощаю. ИМПРЕСАРИО. Сама затащила меня в постель.

ИРМА. Сама? Да ты же клялся в любви!

ИМПРЕСАРИО. Молодость - не порок, только ведь это ты, наивный ангел, убедила Айседору, что должна жить отдельно, ты сказала, что она влюблена в какого-то бизнесмена, и я поверил! Где он, твой бизнесмен? Где, я спрашиваю? Ведь только потом я пришел к тебе, если помнишь! Что мне оставалось делать? Конечно, сказать "люблю". В другой раз умней будешь верить словам.

ИРМА. Ошибаешься, другого раза не будет! Ты сядешь в тюрьму! И будешь выть на стены, вспоминая Айседору, а когда выйдешь, об тебя в самую пору будет вытереть ноги, если ты там не сдохнешь!

ИМПРЕСАРИО. Что?

ИРМА. Да, я нашла вчера твою переписку с тем водителем. Там черным по белому написано, как ты договариваешься о якобы "случае", как сообщаешь любимые места обедов Айседоры и Лоэнгрина, как ваши планы несколько раз срываются, но ты настаиваешь, и наконец... там даже названа сумма, которую получает водитель. Боже мой, я жила с убийцей!

ИМПРЕСАРИО. Где письма?

ИРМА. Письма? Нет, это раньше я была дурой, а сейчас...

ИМПРЕСАРИО (хватает ее за горло). Где письма?! Я убью тебя!

ИРМА. Не убьешь! Тебя раньше посадят.

ИМПРЕСАРИО. Где письма?

ИРМА. Пусти! У нее письма! И она их уже отнесла в полицию!

ИМПРЕСАРИО. В полиции, говоришь? Ты хоть понимаешь, что такое любовь? Лю-бовь де-ла-ет чу-де-са! Айседора любит меня! И знаешь, откуда мне это известно? Она не отнесла письма в полицию. И не отнесет! И ты тоже знаешь об этом. Иначе бы так не бесновалась.

ИРМА. Отнесет, уж я постараюсь. Я сама отнесу их туда.

ИМПРЕСАРИО. Попробуй, если найдешь.

ИРМА. Найду! (Бросается к телефону).

ИМПРЕСАРИО (смеется). А давай, кто быстрее, давай? (Перерезает шнур телефона). Ключи! Давай свои ключи!

ИРМА. На подоконнике.

ИМПРЕСАРИО (хватает ключи, выбегает. Слышно, как он запирает снаружи двери). И смотри без глупостей! Поняла?

ИРМА (кричит вслед). Поняла! Только зря стараешься! И больше можешь не приходить, ты мне даром не нужен! Я буду работать у Гордона! И он все о тебе знает! Я ему рассказала! Слышишь?!

Айседора одна. Читает письмо Элеоноры.

АЙСЕДОРА. Не может быть... Нет, это неправда. Жанна! Жанна! (Бросается к окну, выглядывает. Открывает дверь, кричит.) Жанночка, это очень важно! Быстрее! Оденься и выйди на улицу под мое окно. Да быстрее же, не замерзнешь. (Ходит по комнате, нервничает. Смотрит в окно). Посмотри, там под моим окном должны быть цветы. Белые. (Выглядывает в окно). Нет? Хорошо посмотри! Не может быть... Ты внимательно посмотрела? И рядом посмотри. Нет? Не может быть... Ладно, поднимайся наверх, я сама. (Спешно одевается, выбегает).

Через некоторое время в комнату входит заспанная Жанна.

ЖАННА (одна. Причитает). Ночь на дворе, цветы под окном. Письмо, предложение. Хоть бы, и правда, с ума не сошла. Кто ночью письма пишет? И предложение делает? Ничего не понимаю. (Рассматривает конверт). От Элеоноры. Ясно, откуда ветер, тоже дамочка еще та, кого угодно с ума сведет.

Входит импресарио.

ИМПРЕСАРИО. Айседора!

ЖАННА(пугается). Да что ж Вы сегодня... Ночь на дворе...

ИМПРЕСАРИО. Жанна, простите, я не знал, что Вы не спите в такое время.

ЖАННА. Не сплю. Рада бы, так разве поспишь. Цветы вот только искали. А Вы как тут... сюда...туда...

ИМПРЕСАРИО. Я...

АЙСЕДОРА (кричит с улицы). Жанна!

ЖАННА. Вот, пожалуйста. Опять на улицу, а ведь годы уже не те, чтоб по ночам по саду бегать. Иду, иду. Господи, дай ей разум, только бы с ума не сошла.

ИМПЕРСАРИО. Жанна, подождите, что у вас происходит?

ЖАННА. Вы у меня спрашиваете? Кто бы мне объяснил. Вот подняла среди ночи. Иди, говорит, цветы белые под окном ищи. Так разве найдешь что после такого-то урагана...

ИМПРЕСАРИО. А предложение тут при чем?

ЖАННА. А я почем знаю? Наверх бежит, волосы растрепаны, глаза во! Жанночка, дура я, говорит, как сразу не поняла, хорошо подруга глаза открыла.

ИМПРЕСАРИО. Какая подруга? Какие глаза? Жанна, Вы толком объяснить можете?

ЖАННА. А что объяснять? Спать по ночам надо. Письмо она от Элеоноры получила, только чего его ночью читать?

ИМПРЕСАРИО. Ну...

ЖАННА. Ну и в письме, я так поняла, Элеонора пишет, что какой-то человек прийти должен с цветами белыми и предложение ей сделать. Что любит он ее чуть не с пеленок, да все события не подходящие, дескать, были. А теперь... И вроде он ей, Элеоноре то есть, эту тайну открыл, потому что молчать не в силах и слово с нее взял, чтобы никому не говорила. Так вот видите как - женщина. Разве о таком смолчать можно. Да сами у нее спросите, что я, как испорченный телефон. (Выходит).

Входит Айседора.

Пауза.

АЙСЕДОРА (вздрагивает от неожиданности). Я... Я... Знаете, сон дурной. Ужасный сон. Вот воздухом подышать вышла, а Вы почему не спите? И одеты?

ИМПРЕСАРИО. Меня крик разбудил.

АЙСЕДОРА. Простите. Почему-то приснился Лоэнгрин, а я будто бы только жду рождения Патрика. И я ему объясняю простые вещи.

ИМПРЕСАРИО. Какие?

АЙСЕДОРА. Лоэнгрин подумал, что я не люблю детей, представляете? (Смеется).

ИМПРЕСАОИО. Это правда?

АЙСЕДОРА. И вы туда же.

ИМПРЕСАРИО. Но ведь Вы до сих пор не убили меня.

АЙСЕДОРА. Убили? Вы сказали, убили? За что же я должна убивать Вас? (Смеется).

Пауза.

ИМПРЕСАРИО. Айседора...

АЙСЕДОРА. Обнимите меня. Мне так одиноко. Мне плохо.

ИМПРЕСАРИО (обнимает Айседору). Айседора...

АЙСЕДОРА. Только не говорите мне о России. Холодно.

ИМПРЕСАРИО. Вас морозит.

АЙСЕДОРА. Да.

ИМПРЕСАРИО. Айседора...

АЙСЕДОРА. Помолчите. Вы тоже дрожите? Обнимите меня крепче.

ИМПРЕСАРИО. Как меняется мир. Раньше я мог только мечтать об этом.

АЙСЕДОРА. И мне кажется, что-то меняется. И еще мне кажется, что эта ночь последняя, будто потом я исчезну или умру.

ИМПРЕСАРИО. Айседора, я только что был у Ирмы. Она просила, чтобы Вы передали ей письма, которые она вчера отдала вам.

АЙСЕДОРА. У Ирмы? Что Вы там делали? Какие письма?

ИМПРЕСАРИО. Вам виднее.

АЙСЕДОРА. У Ирмы?

ИМПРЕСАРИО. Я...

АЙСЕДОРА. Ах, письмо. Это то, что Вы принесли вчера, письмо от Элеоноры? Но я еще сама не прочла его.

ИМПРЕСАРИО. Я приносил одно письмо, а она говорила о письмах.

АЙСЕДОРА. Вы перепутали.

ИМПРЕСАРИО. Вряд ли. Я ничего никогда не путаю. Она сказала, что это срочно.

АЙСЕДОРА. А я сказала, что еще не читала письма. И вообще, что за срочность, можно хотя бы утра подождать?

ИМПРЕСАРИО. Утром надо заказывать билеты в Россию.

АЙСЕДОРА. Да?

ИМПРЕСАРИО. Кстати, Ирма сказала, что не поедет. Думаю, Жанна не скажет такого.

АЙСЕДОРА (целует импресарио). Я хочу оставить дела на потом. Вы согласны со мной?

ИМПРЕСАРИО. Да.

Гаснет свет.

Утро. Айседора и импресарио просыпаются.

АЙСЕДОРА. Пообещай, что об этом никто не узнает.

ИМПРЕСАРИО. Это так важно для тебя?

АЙСЕДОРА. Да.

Пауза.

Я согласна. Я поеду в Россию.

ИМПРЕСАРИО. Нужно будет сначала добираться до Ревеля и только потом - в Москву.

АЙСЕДОРА. Не первый раз. Боже мой, как я тебя люблю, если бы ты только знал. Зачем я боялась признаться себе в этом раньше?

ИМПРЕСАРИО. Сегодня же заказываю билеты. Мне нужны документы на Ирму и Жанну.

АЙСЕДОРА. Ирму? Но ты же сказал, что она не поедет.

ИМПРЕСАРИО. Это я так хотел, а не она. Айседора, послушай, мне бы не стоило этого говорить, но ты все равно узнаешь.

АЙСЕДОРА. Подожди, я скажу Жанне, чтобы начинала собирать вещи. (Выходит).

ИМПРЕСАРИО (один. Подходит к телефону, берет трубку). Соедините с Москвой. Мне нужен господин Луначарский. Луначарский. Да. Нет на месте? Тогда оставьте для него информацию.

Входит Айседора.

Сегодня Айседора Дункан покидает Лондон и едет в Россию. Да, нужно встретить. Обязательно передайте.

АЙСЕДОРА. Так спешно?

ИМПРЕСАРИО. Для них это неожиданно. Вчера ночью звонили не из России. Вчера звонила Ирма.

АЙСЕДОРА. Скрывать звонок от Ирмы? Зачем?

ИМПРЕСАРИО. Пойду возьму документы у Жанны. (Выходит).

АЙСЕДОРА (одна. Достает связку с письмами, перебирает их. Сжигает письма). Вот и все. (Плачет).

Гаснет свет.

Айседора в своей комнате одна. В комнате беспорядок: открыты чемоданы, в них - теплая одежда, постельное белье, в ящиках - консервы, банки с вареньем, плитки шоколада.

АЙСЕДОРА. Через час выходить. Неужели он даже не попрощается?

Стук в дверь.

Да-да, да! Входите, открыто! (Бросается к двери).

Входит незнакомый мужчина.

МУЖЧИНА. Вы разрешите?

АЙСЕДОРА (пугается). Кто Вы?!

МУЖЧИНА. Мое имя Вам ничего не скажет.

АЙСЕДОРА. Как Вы сюда вошли? Жанна! Ирма! Где вы?

МУЖЧИНА. Не кричите. Они на улице, ожидают такси, чтобы погрузить Ваши и свои вещи.

АЙСЕДОРА. Жанна!

МУЖЧИНА. Я не причиню Вам вреда. Я знаю, что Вы ждали не меня, но он не придет.

АЙСЕДОРА. Кто он? Что Вы здесь делаете?! Немедленно уходите!

МУЖЧИНА. Вы ведь ждали Вашего импресарио. И ждете его с тех пор, как он отправился за билетами. Верно?

АЙСЕДОРА. Кто Вы такой?

МУЖЧИНА. Но он не пришел, а только прислал билеты на Вас, Ирму и Жанну. И вот через час выходить. Достаточно? Или Вы все еще думаете, что я случайный человек в Вашем доме?

АЙСЕДОРА. Что Вам от меня нужно?

МУЖЧИНА. Вряд ли мне что-то нужно сейчас.

АЙСЕДОРА. А когда будет нужно?

МУЖЧИНА. У меня для Вас информация.

АЙСЕДОРА. От него?! Где он? Что Вы о нем знаете? Вы его друг? Он живой? Да говорите же!!! Умоляю! Не сердитесь на меня, сами понимаете, приходит чужой человек...

МУЖЧИНА (протягивает Айседоре книгу). Он просил передать это.

АЙСЕДОРА. Что это? (Листает книгу). Е-зе-нин? Кто это?

МУЖЧИНА. Есенин. Поэт. Он сейчас очень знаменит в России. Молод, красив, талантлив.

АЙСЕДОРА. Он просил передать мне книгу?!

МУЖЧИНА. Да. Он сказал, что она скрасит Ваше одиночество в дороге.

АЙСЕДОРА. Он знал, как поиздеваться. Книга на русском языке!

МУЖЧИНА. Но Вы же едите в Россию.

АЙСЕДОРА. Да!!! Я еду в Россию!!! (Швыряет книгу). Где он?

МУЖЧИНА. Он просил не беспокоиться.

АЙСЕДОРА. Где он?

МУЖЧИНА. Он просил, чтобы Вы не сердились на Ирму. Она хотела сохранить его для себя, поэтому передала Вам письма. Она думала, что Вы возненавидите его. Но Ирма была ему не нужна.

АЙСЕДОРА. Вы хорошо осведомлены. Где он? Я хочу его видеть! Зачем он скрывается, ведь доказательств больше не существует. А Гордону все равно никто не поверит.

МУЖЧИНА. Дело не в этом.

АЙСЕДОРА. А в чем?! В чем тогда дело?! (Берет в руки нож). Говорите! Говорите немедленно! Иначе я убью Вас! Мне все равно! Понимаете?! Мне все равно!!! Кто Вы, черт Вас возьми!!! Кто Вы?!

МУЖЧИНА. А Вы положите нож и посмотрите в глаза. Мы ведь давно с Вами знакомы. Не узнаете?

АЙСЕДОРА (подходит ближе, смотрит мужчине в глаза). Хватит. Я Вас не знаю, но я ненавижу Вас, я Вас убью.

МУЖЧИНА. Я - водитель такси, час назад Жанна сделала заказ. Моя машина стоит за углом Вашего дома. (Смотрит на часы). Кстати пора. Через десять минут мне нужно ее подогнать к Вашей парадной. И если Вы убьете меня, Вы рискуете опоздать на пароход "С. С. Балтаник". Всего хорошего. (Хочет выйти, но задерживается в дверях). Это мое такси выехало на мост через Сену навстречу машине, в которой были Ваши дети.

Айседора бросает в мужчину нож. Мужчина ловит нож за лезвие, выбрасывает его в окно, не поранившись.

Моя настоящая фамилия... (Поднимает с пола игрушечного фавна). Вот. Я очень ею горжусь. Можете ничего не говорить. Согласен, фамилия странная, по ней трудно определить происхождение. Но нужно ли это? Впрочем, чем плоха, например, фамилия Кгэг? Или Лоэнгрин? Или... как там последняя... Неважно. Кстати, чуть не забыл... он просил передать, что еще увидится с Вами. (Выходит).

АЙСЕДОРА (бросается к двери, потом к окну, кричит). Ирма! Жанна! Задержите того человека! Он только что ушел от меня. Что значит, никого не было?! Зачем вы меня обманываете? Зачем? Зачем? Зачем? (Плачет, медленно опускается на пол. Поднимает книгу). Есенин. (Плачет, листает книгу). Портрет Есенина. Действительно молод. (Кричит). Нет!!! Нет!!! Я не хочу этого больше!!! Фавн!!! Фавн!!! Это же импресарио! (Бросается к двери).

Входит Терпсихора, останавливает Айседору.

ТЕРПСИХОРА. Ты звала меня, Айседора?

АЙСЕДОРА. Терпсихора?

ТЕРПСИХОРА. Давненько не виделись. Готова? Машина ждет. Я помогу вынести твои вещи.

Занавес.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Валентина Юрченко

Родилась в 1972 году в г. Киеве. В 1996 году закончила Украинский государственный педагогический университет, переехала в Москву, в 2001 году — выпускница Литературного института им. А.М. Горького, �...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

EINMALIG. (Проза), 57
СОБАЧЬЯ СВАДЬБА. (Проза), 48
РОМАН С ИМПРЕСАРИО. (Драматургия), 15
ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ. (Проза), 3
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru