Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Сергей Уткин

г. Шарья (Костромская обл.)

МИНИАТЮРЫ

(Окончание. Начало 12.07.2013 )

Блок жалел её всю ночь.

В воспоминаниях Максима Горького присутствует по сей день история, рассказанная ему молоденькой петербургской проституткой славных посеребренных времен. Говорится в ней о том, как встретил не в добрый час Александр Блок эту труженицу в одной из столичных улиц, привел в номер, посадил на колени, качал её и долго гладил по волосам, жалея. Уходя поутру из оставленного Блоком значительно раньше номера, героиня рассказа встретила портье, который спросил её брезгливо: «Ты хоть знаешь, с кем была? Это же поэт Блок!». Правда, что-то подсказывает мне, что всё было немного не так, не по словам Горького. Думаю, покачав вдоволь дамочку на коленях, Блок потом целую ночь жалел её. Непрерывно и поэтически страстно. Встретивший её некоторое время спустя Горький, выслушав эту трогательную историю, расчувствовался и тоже жалел её. Тоже целую ночь. И тоже помог деньгами.

Впрочем, ладно. Быть может, Блок действительно был так светел мыслью, великодушен и добр. Жаль, что умер рано. Жаль, что умер.

6 января 2012 года

Несёшь народу иль с народом?

В бумажной памяти страниц книги «Так говорил Заратустра» Фридриха Ницше хорошо сохранилась до наших дней сцена, в которой главный герой, спускаясь с гор к людям, встречает старца. Старец спрашивает, куда идет Заратустра, и слышит в ответ, что тот идет к людям, чтобы принести им истину. Старец, обдуманный и проницательный, говорит: «Не давай им ничего! Лучше возьми с плечей их часть ноши и неси вместе с ними – они будут тебе благодарны».

Думаю, разница между поэтом-одиночкой и поэтом народным в том, что первый несет народу свою истину, слово своё и саму поэзию, а второй несет с народом его тяготы, переживания, лишения. Многие осудят поэта-одиночку и отщепенца от общей юдоли, но мне он ближе: не хочу я нести с народом грехи его и мрак сознания. Народ темен, несмотря на завышенное образование, а от Блока, Мандельштама и Бродского мне светлее. Хотя б немного.

10 января 2013 года

Отменить Бога

Никак не хочет уменьшиться рослое число людей, утверждающих, что истины нет. Правда, этим они лишь хотят оправдаться за то, что истины нет ни в них, ни с ними. При этом унизь или оскорби любого низвергателя правд, как он тут же заорет всем своим униженным существом, что обидчики его - негодяи, и поступают они не по правде. Человек тем самым признает существование лжи. Согласно восточным индийским мудростям, присутствие одной стороны медали обязывает присутствовать и вторую: есть ложь - есть истина. Но ведь так тяжело и муторно, скучно расслабленному заботой близких человеку отчитываться всё время перед какой-то истиной, читай, Богом. Проще отменить Его. До следующей беды...

12 января 2013 года

Ценитель блатного Орфея

В чуть неоконченном декабре перед самым Новым годом пришлось мне оказаться в рейсовом автобусе, бегущем по снежной дороге в деревню, имя которой я сохраню в тайне: оно ничего не меняет.

Рядом со мной резво уселся старик, принявший алкогольный удар на грудь, и пока остававшийся после него в состоянии стоять на ногах. Музыку водитель не включил, а старику хотелось веселья. Заметив у меня наушники от плеера, дедуля начал сумбурный диалог.

- Что там такое? Музыка?

- Музыка, - ответил я.

- Дай ухо, - потянулся он за наушником.

Зная, что таким людям важна не сама просьба, а её выполнение, я, чуть помедлив, протянул ему наушники.

- Держите, послушайте.

- А чё там? Блатняк?

- Там рок.

- А, я такое даже не слушаю! - брезгливо отмахнулся дед.

- Не сомневаюсь, - произнес я с внутренним смехом, глядя на ценителя охрипшего в России блатного Орфея.

20 января 2013 года

Слабость быть Человеком

Есть в нашей никем, кроме её величества глупости, до сих пор необъятой стране распространенная особенность восприятия: вежливый труслив и слаб, а грубый, само собой, храбр и силен. Наблюдения показывают, что этой гнусности восприятия подвержены если не все, то очень многие любезныя сограждане.

Редкий думающий человек, счастливый мыслью "от осознанья, так сказать, и просветленья" бренности сущего, ограниченности и малости человека в мире и пред миром, космосом, жалкой дремучести и тьмы сознанья людей вокруг, взглядывает на них умным взором с жалостью насквозь и вежливо просит продавца, прохожего, кондуктора. В следующее мгновенье это редко думающее существо смотрит на нашего редкого думающего человека с брезгливым презрением и видит в нем слабака, червя, раздавленного ступней тяжелой поступи истории. Наш герой просыпается и, взяв себя в руки, с достоинством, скрытым ехидством и агрессией продолжает разговор, упрекнув себя в слабости быть Человеком...

28 января 2013 года

Как государство заботилось, чтоб Анна Каренина не...

Государство наше заботится не только о нас, но, в первую очередь, о нашем прошлом (и своём будущем). Самыми видными и размашисто известными людьми прошлых эпох российской истории были и до сих пор есть литературные герои. Правительство делает всё, чтоб не повторить их, героев, современниками.

Только собрался Герасим Му-му топить, как остановил его сотрудник ГИБДД за переход лесной тропинки не по "зебре". После штрафа Герасим и сам хотел пойти ко дну вслед за любимой собакой, но не тут-то было! Спутник ГЛОНАСС засек подозрительные перемещения Герасима в лесу, на что мгновенно среагировало МЧС и лично Сергей Шойгу, не доверивший спасение утопающих и спасение пламенно любимой Родины от утопающих никому. Две дивизии приехали для занятия огневых позиций и создания линии глубокой обороны на опушке леса.

Из окна вагона скоростного поезда "САПСАН" арестованный Герасим видел барыню, стоявшую возле самого полотна. То пыталась броситься под поезд Анна Каренина. Герасим видел, что она не успела.

18 февраля 2013 года

Духовный вандализм жизни как сочинителя

Нет, жизнь, конечно, великий сочинитель, но мне её сочинения не по душе, не по уму, не по нраву.

Ходишь по улицам - все проспекты насквозь в бульварном чтиве из баб и мужиков бульварного, витринного вкуса, вкуса к жизни, а точнее, безвкусицы абсолютной, безотносительной.

Бывало, смотрела моя юность на старшую сестру и дивилась силе духа её и чистоте, но юность прошла напрочь, навсегда, и жизнь успела сочинить из сестры отверившую во всё, не способную ни к борьбе за чистую идею, ни к самой идее бабу, давно до брезгливости опротивевшую мне.

Странный драматург эта жизнь: даже в самой красивой пьесе судеб и характеров изгадит финал напрочь. Этакий духовный вандализм. Обидно.

Хорошо, что есть ещё редчайшие шедевры человеческих душ, в которые приятно вчитываться снова и снова, от слова к слову, от встречи к встрече. Спасибо им...

1 марта 2013 года

Объяснение с жизнью.

Общение с миром вокруг, с жизнью, у всех происходит по-разному. Кто-то , не стесняясь её близости, хамит ей , жизни, в лицо, пытаясь расчистить себе путь в светлое будущее активной работой локтями. Другие поступают хитрей и ловко обманывают жизнь на рынке, на работе, дома. Наконец, есть третья скромная размерами и численностью группа людей, которые пытаются объяснить жизнь и объясниться с ней.

Надо сказать, что принадлежать к третьей группе в России сейчас считается неприличным: народ не одобряет. Быть может, в России так было всегда. Правда, постаревшие поколения утверждают, что нет, не всегда, по крайней мере, не так отчётливо и ярко было неприятие. Но не будем об этом: нас интересует настоящее, ещё недавно бывшее будущим. О нём.

Несколько раз попадалось мне в газете вакансий объявление , глумливо замечавшее: ««философам» не беспокоить». По-моему, яркий пример «почтительного» отношения коммерции к любомудрию.

Обидно за пытливые умы мудрецов, хотя у неприятия бытовой жизнью философии есть свои в меру объективные причины. Как часто умный человек , наслаждаясь своими мысленными ходами, играми смыслов, четким лезвием логики, уходит в своём сознании так далеко от народа (во всех смыслах), что иногда не сразу находит адекватный ответ на внезапный вопрос соседа по вагону метро, салону автобуса или случайного прохожего. Народ презрительно комментирует таких увлечённых философов: «мечтатель, витающий в облаках», «тормоз», «лох». Далее ряд эпитетов зависит от уровня образования и воспитанности.

Конечно, некоторая неадекватность не порадует работодателя, а потому стереотип «философ» в народном замутнённом тёмном сознании силён, устойчив, крепок.

Но настоящий, подлинный мученик мысли, счастливый разрешением своих вопросов, не может удовлетвориться миром обывателей, миром «быдла»: ему здесь скучно. И он рвётся из него: в монастырь, в маргинальные течения, в социальное одиночество. Правда, нужда и голод всё время возвращают его в народ: на работу, к людям. Некоторые следуют примеру древнегреческих киников и превращаются в попрошаек.

Глядя на все эти мытарства, спрашиваешь у себя: «Надо ли? Зачем?» Для большинства сограждан очевидно слово «нет» в ответе. Но не столь очевидно оно для тех, кто испытал счастье внутренней духовной свободы. Тех, кто ощутил счастье «мыслимости мира» , о которой говорил ещё Ницше.

26 февраля 2013 года

Разбитый праздник

8 Марта. Петербург. Припозднившийся вечер. Лёжа в темноте комнаты за закрытыми шторами на кровати, я слышу улицу. Спокойный мерный гул близкого Гражданского проспекта и редкое дыхание ветра прерываются то и дело бранью пьяного рыцаря женского дня и звуками разбиваемого им стекла. Чуть позже появляется ещё несколько голосов: два мужских, требующих ответа за содеянное от разбившего стекло в пух и прах, и женский, слезливо умоляющий: «Ребят, честное слово, это не он сделал!» Всхлипы и разбирательства прерываются недовольным возгласом виновника сцены: «А ты, бл…ь, чего меня перед ними отмазываешь!?» После этого мне становится маловажно, изобьют ли его сейчас, хотя насилья я не приемлю. Всё постепенно стихло. Не знаю, чьими словами.

А утром в подъезде стекло внутренней двери оказалось разбитым. Но, видимо, многие наши женщины любят разбитые их мужьями праздники. А значит, они стоят друг друга...

14 марта 2013 года

Как я узнал о своей хорошей потенции...

К описанию себя в своих словах мы давно привыкли.В чужих словах мы выглядим иногда совершенно, решительно неожиданно.

В феврале 2013 года посчастливилось мне побывать на заседании ЛитО «Молодой Петербург» в Доме писателя на Звенигородской улице. ЛитО хорошее, полнокровное, с интересными, пусть и неравноценными, авторами, со старательным и острым обсуждением стихов, тянущимся к объективности.

Мои стихи, как стихи впервые пришедшего к ним автора, поэтического новичка, этакого поклонника своих строчек, тоже обсуждались. Они даже вызвали дискуссию, финал которой был украшен несколько обескуражившей и одновременно смело до смешного сказанной фразой: «У автора хорошая потенция, и скоро он сможет писать на достойном уровне.»

К таким словам просто так не подобраться - я долго думал, чем на них ответить... Иметь всем объявленную хорошую потенцию казалось мне несколько нескромным...

18 марта 2013 года

Критика огнём

Литературная критика - искусство острого слова в поисках правды. Правды если не жизненной, то художественной. Баталии критиков жестоки, слова их статей громкими пощёчинами ложатся на души писателей, ими обсуждаемых , или падают дружеской ладонью на плечо, похлопывая по нему в знак уважительного приветствия.

Но не все люди на Земле владеют словом, подобно критикам, а критиковать любят не меньше. И у них получается, правда, другими выразительными средствами.

К примеру, в небольшом городке, где я живу, принято сжигать занявший хорошее место магазин. Намёк ли это хозяину постройки или прямой грубый текст, сложно сказать, но этакая критика огнём имеет большой успех. Подумать только, к чему приводит народное косноязычие!..

19 марта 2013 года

Чувак Че и суши

Возвращаясь с выставки фотографий одичавшей, а точнее, ещё не приручённой природы, знакомая мне поэтесса купила суши, вкус которых мной до сих пор не изведан. Сырые морепродукты и хитрые японские соусы меня несколько не устраивали эстетически, и я опасался за здоровье знакомой, беззаветно влюблённой в это блюдо.

Спускаясь в метро на эскалаторе, она долго рассказывала про свою сумку с покрасневшим портретом Че Гевары. Глядя на пакет суши и указывая на Че, я поинтересовался: «А чувак одобряет?» По её словам, Чувак действительно одобряет. Че мы уважаем. И без его одобрения порой действительно не обойтись.

23 марта 2013 года

Несуетно закапывая жизнь

Разговор получился плохо: садовод был занят землёй, банками, рассадой, и ему со всей этой благодатью, видимо, было значительно интересней, чем со мной и моими трудными словами. В ленивом ходе разговора садовод беззастенчиво поведал, что земелька его вместе с посевами - это настоящее, а всё остальное - суета сует.

Незадолго до этого я по некой глупости указал, что в старости хотел бы походить на титана культуры, мудрости и знаний , вроде Дмитрия Сергеевича Лихачёва. Видимо, и этот человек, сеявший «разумное, доброе, вечное», посвятил жизнь суете. А что тогда посеял наш огородный герой? Я думал над этим, глядя, как он несуетно закапывает время, это лето и жизнь. Успех в труде!..

26 марта 2013 года

Старик живёт слишком долго

Дом писателя обедал. Двери кабинетов были заперты, замкнуты напрочь. Сопровождаемый шарканьем своих старческих ступней старик появился в холле второго этажа и спросил меня, где тут главный. Я не освоил бюрократических премудростей, поэтому, потыкавшись во все двери, перенаправил вопрос старика появившейся сотруднице. Старику пришлось подождать.

Когда, обменявшись несколькими короткими деловыми фразами, он продолжил разговор более развёрнуто, я приготовился к быстро воспетому панегирику. Впрочем, старик оказался человеком судьбы удивляющей, редкой и редко печальной. Он прошёл войну. Прошёл по ней достойно, так, что она, пройдясь по нему, не вытоптала в нём светлого, гуманного, человеческого. Работал в образовании, издал несколько книг. Состоял в Союзе писателей Украины. 15 лет назад дети перевезли его в Питер. Он живёт в кладовке, по его словам. Он ждёт, когда ему дадут квартиру. Ведь ему приходят открытки, подписанные президентом, а значит, «он меня знает».

Увы, старик живёт слишком долго для обновлённой родины...

29 марта 2013 года

Хватка за вечность

Жизнь получается разно. Моя в том числе. Доводилось мне по сей причине встречаться и знакомиться с разной работой, в основном, представлявшей неквалифицированный труд.

Не скажу, что знакомство всегда было приятным. Да и дружба с работой не всегда завязывалась, но опыт был важен. Смешно восхвалять себя, раздающего листовки. Но здесь не о восхвалении напыщенном речь - о другом.

Я заметил, как скованный, рвущийся дрожью с мороза организм, психологически борющийся с раздраженьем на проходящую брезгливо мимо обывательскую массу, зачастую плюющую тебе под ноги, приобретает какую-то исступлённую способность к сопротивлению, отторжению агрессивной реальности. В сознании, охваченном злостью мук холода, боли и усталости, проясняется особенно чётко и ярко твоя главная мысль, то, о чём ты. Ты стараешься не забыть главное, самое важное, самую суть. Хватаешься за вечность, высекаешь свою личность, ощущаешь себя отрешённо счастливым, закончив работу. Ибо счастье - быть, сохраниться, остаться. Продолжиться во времени. Счастье преодоления, пред которым падает ниц сонмище глупых мелочных затей, вопросов, ценностей, так неуёмно рвущихся взять тебя в плотное кольцо своего обывательского окруженья.

2 апреля 2013 года

Кухонный главред жизни.

Жизнь требует правки. С этим трудно спорить. Многие рослые таланты и великие умы прошлого выговаривали, выписывали, пропевали это желание. Некоторые, отчаявшись найти слушателей, пропивали это желание долгими нудными запоями. 

Но не каждый ум разрастается до таких неприличных размеров и становится великим. Однако, скромный ум, в силу своей ограниченности, не подозревает об этом, и амбиций у него хоть отбавляй. Обладатели такого мыслящего органа нередко, точнее, почти всегда, идут в кухонные, офисные и прочие подобные редакторы жизни. 

Видит этакой редактор человека непохожего, не влезающего в узкие рамки его собственных представлений о человеке, позаимствованных когда-то у дворовых учителей жизни, и, сопя и брызжа раздольно гневливой слюной, цокает языком с осуждением, возмущается. 

Конечно, не стоят такие редакторы внимания, но как часто им нет-нет да и удаётся внести правки в нашу жизнь. Жизнь, авторами которой пытаются они стать. И так всё время мы должны защищать своё авторское право!

16 апреля 2013 года

Недомогание веры или сдавшиеся плоти

Духовное одиночество – вещь тяжёлая. Тяжёлая и громоздкая в судьбе твоей. Скопище дум, дум раздражённых своей немотой, беззвучностью, неслышностью для окружающих, так и рвётся порой наружу, в лицо и в глаза надоевших неизменностью и неизменной низменностью обывателей. Эти думы нетерпеливы и так и рвутся словами из тебя, и лишь осторожность и благоразумная трусость перед психбольницей держат тебя от срыва в пропасть эмоций и гнева.

Конечно, давно свернув к вере и ко Христу, ты теперь можешь свернуть ещё и к Церкви и обрядам её. Исповедь! Вот где можно сказать всё! Но неуёмный вопрос поднимается во весь рост из траншей отчаяния: кому сказать?!.

Если бы рассказать себя пришлось самому Христу, вопросов нет. Пожалуй, согласился бы. Но ты идёшь к человеку, наряженному в рясу, и признать ты должен не перед Богом своё духовное несовершенство, а перед этим человеком. Да, есть настоящие духоборцы , святые старцы и подобные обожившиеся люди. Но их единицы. А если я приду к священнику, здоровенному детине, которому, судя по нехилому пузу его, и чревоугодие не чуждо, и жену он пользует часто и регулярно, если учесть его многочисленных потомков, то где же здесь воздержание от похотей, страстей, где искание и стяжание духа?! Почему я должен отключить мозг и встать вровень духовно с его жалкими умом прихожанами, почитающими этакого патера и ценящими всю эту обрядовую мишуру и священническое умение басить. Невелика наука! И невелико достоинство! Басить я тоже умею. Но я знаю, сколько и от чего могу воздерживаться я, и потому у меня нет даже шатких оснований полагать этого детину духовно более совершенным, чем я сам, не считающий себя при этом святым и никого к исповеди не склоняющий.

А потому пока в церковь я не сворачиваю: не сдаться же этим сдавшимся плоти, этому маловерию, этому недомоганию веры.

15 мая 2013 года

Поднимаясь по ступеням мастерства

Подниматься духовно по ступеням мастерства мне посчастливилось 10 марта 2013 года в петербургском Манеже на Исаакиевской площади, где проходила выставка работ учеников школы живописи и ваяния знаменитого отечественного художника Ильи Глазунова, называвшаяся довольно бесхитростно и традиционно: «Ступени мастерства».

Работы учеников также крепко держались в рамках традиционной реалистической живописи, знакомой со времён передвижников и даже их предшественников. Впрочем, сам Глазунов, насколько мне известно, никогда далеко не отходил от реалистической живописи, которая в век современного искусства и модерновых поисков пропавших громких идей и вдохновений иногда кажется чем-то свежим и непривычным, так что ждать этих самых неудачных порой поисков от его учеников было бы глупо.

Понимая, что вся эта живопись концептуально вторична и лишь упорно, настойчиво и, надо сказать, очень умело повторяет в себе творческие находки позапрошлого века, я отмечаю, вспоминая выставку, то эстетическое наслаждение, которое она преподносит на своих полотнах даже таким непокорённым визуальным искусством людям, как я.

Среди сюжетов картин, особенно крупных, рослых, масштабных полотен, были библейские и просто исторические. Конечно, были происки Запада в виде растлевающих нашу свято ничего не ведающую молодёжь обнажённых картин обнажённой натуры. Надеюсь, президент уже знает об аморальных художественных безобразиях! Если серьёзно, оставив шутки над блюстителями порядка в наших головах, то несмотря на единство стиля, вся выставка не была однообразной, однотипной, монохромной, одноцветной по настроению и сюжетам.

Самая приятная художественная встреча произошла на выходе из зала, в самом конце экспозиции, где в красках на широком холсте происходило «Изгнание торговцев из храма». Замечательная дипломная работа одного из глазуновских учеников, датированная ещё девяностыми годами, была запечатлена мной на фотоснимке, который и сейчас радует меня при встрече.

20 мая 2013 года

Про то, как Похотяев мир поимел

Накануне первой мужицкой трагедии Похотяева был выпускной вечер в школе, где он догрызал твёрдый характером гранит науки. По этому случаю одноклассники Похотяева не ограничились праздничным столом, но отметили расставание со школой безудержным сексом там, где придётся. Но не всем посчастливилось поучаствовать в эротических торжествах. Не было среди торжествующих и Похотяева. Впрочем, он не собирался мириться с таким мироустройством и в тот же вечер устроил оргию самоудовлетворения в туалете, в которой, по неточным подсчётам, участвовали не только одноклассницы Похотяева, но и несколько порно-звёзд из его любимых трогавших исстрадавшуюся по любви мужицкую душу фильмов.

Трагедия случилась внезапно, когда вельможный после туалетных побед Похотяев встретил на следующий день своих измученных вчерашними страстями и от того находившихся в чуть разморённом , но довольном состоянии, одноклассниц. Разговорились.

- Хороший вчера день был, - произнёс, хитро и чуть засаленно улыбаясь, Похотяев.

- Да, отличный, - согласились малолетки.

- Ты, малышка, была особенно хороша, - обратился он к самой смазливой.

- Э... Спасибо, но я тебе пока не «малышка», - усмехнулась та, переглянувшись с замершими в предвкушении большого ржача подругами.

Похотяев принял наиболее мужественную позу, выпятив свои переоценённые собой и своими воображаемыми любовницами достоинства, и голосом героев порнофильмов, скрывая известную только ему и смазливой вчерашнюю тайну, произнёс:

- Вчера ты не была такой строгой...

- В смысле?!

- Ты вчера так стонала, - сладко вздохнув, победительно произнёс Похотяев.

Далее произошло что-то необъяснимое. К грубому смеху малолеток был плотно примешан циничный мат, оскорбляющий мужское непревзойдённое достоинство нашего героя.

Похотяев, однако, быстро успокоился: «Это всего лишь одна из моих баб», - думал он, направляясь к другой.

Он пришёл к ней, плотно прикрыв за собой дверь туалета в своей квартире. Что только не вытворяла эта женщина! Она была безотказна, и Похотяев преисполнился светлыми чувствами, спустив их в унитаз. «All you need is love, чуваки», - с уверенным премудрым вздохом произнёс он. Подтянул штаны и уверенной походкой человека, поимевшего мир, вышел из туалета в большую жизнь.

22 мая 2013 года

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Сергей Уткин

Родился в 1987 г. в г.Шарья (Костромская обл.). Учился в Балтийском государственном техническом университете «Военмех» им. Устинова в С.-Петербурге (специальность – «ракетные транспортные систе...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

СЕМЬ ПЕСЕН ДЛЯ БОГА. (Критика), 148
ПОКУПАЮ РАССВЕТ ЗА ПОЛТИННИК… (Поэзия), 133
МИНИАТЮРЫ. (Проза), 132
МИНИАТЮРЫ. (Проза), 132
ЖИЗНЬ НЕ СЛУШАЛАСЬ МАТЕМАТИКИ… (Поэзия), 130
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru