Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Сергей Лёвин

г. Анапа

«БЕС ВОШЁЛ В ЭТОТ ГОРОД, ЕДВА РАССВЕЛО…»


* * *

Я не знаю, зачем надо столько стихов
в этом мире, где царствует лютая проза.
И моя декламация – словно угроза
всем, кто к рифме и ритму совсем не готов.
Я бросаю писать, рву блокноты в труху
и топчу каблуком надоевшую ручку.
Но прошёл день-другой. Без стихов стало скучно.
Без стихов стало тошно, и я не могу
устоять от соблазна в который уж раз
нанизать друг на друга звенящие строки.
Они рвутся на волю, пьяны и жестоки,
они очень хотят достучаться до вас…

* * *

Бес вошёл в этот город, едва рассвело,
знал, что здесь он пробудет недолго.
И в одной руке нёс он осиновый кол,
а другая сжимала двустволку.

Древний город с кварталами грязных домов,
сеткой улиц, грибницей бараков
тихо спал и был гостя встречать не готов.
Бес прошёл между мусорных баков,

меж сараев, где плесень гнездится в углах,
через площадь с засохшим фонтаном,
по кварталам, в которых живут боль и страх,
и гниют незажившие раны.

Здесь забыли о том, что такое добро,
здесь грешить – как ходить на работу.
И у власти костяк педофилов, воров,
наркоманов и прочей босоты.

Бес шагал, а над ним, как гигантский костёр,
выползало на небо светило.
Был заряжен патрон, да и кол был остёр –
всё готово к закланию было.

И когда рванул горло случайный петух,
и забился в экстазе будильник,
бес разбавил стрельбой этой утренний звук,
превращая тот город в могильник.

Шла работа шестнадцать кровавых часов,
бес крушил и разил до упора.
А когда крик затих, он сказал хрипло: «Всё,
спи, Содом, и до встречи, Гоморра»…

СТИХО

так сложно написать хорошее стихо
творение оно даётся так непросто
а вот плохое да пожалуйста легко
скорее сотрясай своим хореем воздух

так трудно сочинить недурственную по
весть из глубин моей фантазии завяла
и место застолбить не смог я средь столпов
и большее за миг вдруг обернулось малым

переступить черту и к чёрту всех кто лю
бил плоть мою дебил да выдолбил немного
и вновь один стою по правилам рулю
и прорицаю что впадает в Каспий Волга

замучен и зажат лекалами разме
ров где моя душа подарен крокодилам
очередной шедевр закончить не сумел
но вспыхнув от стыда я становлюсь светилом

* * *

Береговая полоса блестит на солнце, как монета.
О, как прекрасно место это, не в силах слово рассказать.
Переговоры гальки, волн и недовольных жизнью чаек,
что без скандала заскучали, – я в эту звукопись влюблён.
Маяк, как гордый часовой, скалу торжественно венчает
и отрицает все печали своей работой вековой.
Ему нет дел до суеты, пробежек, сиганий с обрыва.
Не до депрессий, нервных срывов, когда ты с вечностью на ты…
И снова ласково волна в объятьях камешки сжимает,
и время, истончаясь, тает, и море пьёт его до дна.

* * *

Расползаюсь по швам. Из прорех лезут сено и вата.
Я почти кукла-вуду: безвольный тряпичный субъект.
Мне бы стали в каркас, а не то я, хардкором помятый,
без вина для сугреву опять превращусь в винегрет.

За окном гвалт ворон, что хохочут в лицо мирозданью,
рвут пространство и время безжалостно на лоскуты.
Эй, создатель! Ты снова забыл о нас… Чем ты так занят,
если всё вокруг рушится в недра святой пустоты?!

Переписан канон. Нынче выродки стали в почёте,
и слова мои, как и всегда, никому не нужны.
Я прошу об одном: когда вы моё тело распнёте,
не шумите – я очень хочу тишины…

СМЕРТЬ СУПЕРМЕНА

(баллада)

Супермена убили лет тридцать назад,
его порешил жирный дегенерат –
шелуха уголовного мира.
Вслед за ним поспешил Человек-паучок,
его финкой прирезал угрюмый торчок,
когда тот выходил из сортира.

В придорожной канаве Железный Мужик
весь заляпанный грязью застывшей лежит –
укантован чиксой на «майбахе».
И обломаны Бэтмена крылья давно –
его из двустволки подбил дядя Дрон,
алкоголик в казачьей папахе.

В жёлтом доме на койке пружинной сидит
Бабка-Кошка и череп в руках теребит,
шелестя про себя «Бедный Джокер»…
Она выжить успела давно из ума
и, как ни старайся, не вспомнит сама,
как мир стал ко всем «супер» жестоким.

Умер супергерой, сдох и суперзлодей.
Так настала эпоха обычных людей –
тех, что утром спешат на работу,
поздним вечером дома смотрят ТВ
и едят оливье, и считают лавэ,
и мечтают дожить до субботы.

Мы живём как живём, тупо небо коптим
от младенчества и до суровых седин –
это выгодно, выпукло, просто…
И, конечно, никто в этом не виноват:
глядя в полдень на небо, мы видим асфальт,
глядя в полночь на небо, мы видим асфальт.
Лишь асфальт, а не солнце и звёзды.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Сергей Лёвин

Родился в 1978 г. в городе Котовске (Тамбовская обл.). Окончил филологический факультет Тамбовского госуниверситета им. Г.Р.Державина. Состоял в поэтической студии «АЗ» (руководитель – поэт и те...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

БЕС ВОШЁЛ В ЭТОТ ГОРОД, ЕДВА РАССВЕЛО… (Поэзия), 131
KOMPROMAT. (Юмор), 90
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru