Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Оксана Цепилова

г. Иркутск

«МОЕ ИМЯ ОФЕЛИЯ….»

оглаголенность

то ли было, а то ли просто пригрезилось,
как луна с небосклона отчаянно сверзилась,
как катилась монетой, монистом бренчала,
словно пьяная, словно бы одичала,
до воды, оглашенно, как будто свихнулась -
только гладь над округлостью всколыхнулась,
и тонула в молчаньи, лишь блики монисто
и сегодня, и завтра, и ныне, и присно.

то ли было, а то ли просто привиделось,
как у полночи сердце на улицы вылилось,
расплескалось, и впитывалось, и впитывалось,
и ошметками в окна домов опрокидывалось,
да гнилыми зубами балконов изжевано
сердце полночи городом было стушевано,
и вмалёвано в каждую трещину, вписано,
и сегодня, и завтра, и ныне, и присно.


* * *

посмотри в окно скорей-
распевает канарей.
это утро
нового
дня
кумачового!
пышной розой октября
распускается заря.
нам не спать,
нам не есть,
нам не пить:
нам скорее на парад,
нам скорее стройся в ряд,
нам скорее запевай -
а запевала ночью
повесился!
обессиленными пятками
оттолкнулся от земли -
и летит,
а мы строимся,
и летит,
а мы шагаем,
и летит,
а мы завидуем:
эй, запевала,
на кусочек сала,
унеси на небко,
там и наши детки
дай по кусочку
дочке и сыночку.
все там будем,
все там будем.


...что еще о себе...

перехожу всегда на темную сторону,
задергиваю занавески, не люблю когда солнечно.
бываю резкой, делю свое сердце поровну
для того, что есть, что будет, и что уже кончено.
давно не люблю длинноволосых мальчиков - брезгую.
теперь все желания вычерченные, точные -
теперь люблю офисных, чтоб стрелка на брюках резала,
чтоб стрижка, но волосы как-то небрежно всклочены.
пою только в кухне, акустики поиск закончился этой кухней.
пишу не мечтая, что вдруг кому-то сгодится.
я научилась смотреть через однообразные будни
на обещаний мелькающие ягодицы.
всё же при деле. всё же своя дорога и станция,
быт не мешающий, кажущийся постижимым.
только вот снов еженощная оккупация
просит признаться, что все мои тайны живы.
глупо на ветер кидать признания-бумеранги
круто летят, красиво, да бьют по тебе же.
лучше до тла изжечь этих тайн огарки
и навсегда признаний ресницы смежить.
что еще о себе? чтоб не врать, не вымучивать,
так, чтобы каждому место нашлось и время?
вот... на ладонях кровь, такая же алая, сучья,
красноречивей любого слова, которое сущность немо.


мария

- куда же я с этим? пустите меня, пустите...
все выжжено изнутри - горелая топка памяти.
не удержать водицы в дырявом сите -
нет во мне сердца, я голая правда реалити,
хуже любого шоу, признания перед казнью...
мне нечего дать уже существу живому.
господи, как же отмыться от этой грязи... -
не причаститься, не подойти к святому!
мне ведь уже под тридцать, ни хаты, ни тачки,
ни мало-мальского быта, куда мне с этим?
в долг каждый раз, каждый день подбирать подачки,
только подумайте, что ему в жизни светит?
.................................................
- глупая, что же ты, разве одна такая?
много таких протоптало сюда дорогу,
да не слезами, а кровушкой окропляя,
а ты поплачь, поплачь, да покайся богу.
слышу, страдаешь - да нет без страданья смысла.
что ты заладила: не хочу да брошу.
ты боль-то свою на плечи накинь коромыслом -
на нём-то, поди, будет легче вынести ношу.
это не ты решаешь - господь решает,
когда и кому пронести эту боль и раны.
радуйся, дево, господь в тебе прирастает,
он не оставит, воздаст от небесной манны.
да и родить бы надо, тебе под тридцать,
жизнь без огня свечою зазря растает.
радуйся, дево, что жизнь твоя может сбыться,
женское только в этом и воскресает.
................................................
свеча приняла огонь и мария плачет,
будет еще и радость и примиренье.
плачет, мария, знает, что будет мальчик -
светлый ребенок каждому во спасенье.


* * *

твоя мама готовит утку с черносливом
моя мама готовила тоже, не хуже
с черносливом торт. он был любимым
тортом папы. мне бы стянуть потуже
два конца усталых воспоминаний,
завязать у сердца узлом, я была упрямым
сложным ребенком, не любящим нареканий.
а теперь мне так не хватает мамы.
и чувство вины, которое не становится меньше,
гложет и червоточиной где-то внутри
сидит. почему нет лекарства для женщин
от всех раковых опухолей, от всего, что болит?
я вздыхаю, гляжу на это седьмое число
как на друга, который так подло предал,
мне ведь раньше всегда на семерки везло.
ты бы тоже любил ее, если б отведал
ее торт.


* * *

я тебе обещаю, не буду вести себя слишком глупо,
не разрежу пальца при чистке лука - такой осторожной.
обещаю беречься и кутаться, забывая ежеминутно
о тебе, как о ниточке жизни единственной и возможной.
где-то были силы еще у меня, может на дне коробки
где запрятаны пыльные слезы от прежней боли...
я тогда еще помню, смеялась, мол, выбьет пробки -
пригодится. теперь вот лезу на антресоли.
а ты знаешь, время сейчас такое - не всяких лечит.
и не всяких выводит в люди, не всяких жалеет.
а по мне, так не надо лечить - это даже легче,
пусть рубец, даже шрам, но как можно, прошу, быстрее.
и такие как мы не дохнут, не тонут в пьянстве,
не мотают вены клубком вокруг шеи, не режут жилы.
сохраняя себя для другого в немыслимом постоянстве,
для такой же боли, чтоб чувствовать - снова живы.
а потом, мне не жалко ни вЫщерблинки ни скола,
и за каждую трещину на сердце - лишь спасибо.
ведь за все эти жертвы мне и дается слово,
то, что падает в каждого краеугольной глыбой.


Офелия

мое имя Офелия.
вам приятно?
ох, простите за мокрые эти пятна
на ковре. наливайте.
два пальца брэнди.
ну да что вы,
какая там к черту леди.
там, на дне...
высший свет... (на каком вы свете?)
там матросы.
и не в почете леди.
да, бледна.
источила вода как камень
мое тело,
смыла земную память.
мне б согреться
об ваш этот жар под грудью...
не стыдитесь мертвых,
мы тоже люди.
Гамлет? что вы,
впервые слышу.
ну,
смелее же.
ближе,
ближе...


мой Маяковский

открыл глаза!
какая лилечка?
зови меня
ласково
оксаночкой,
я тело твое
большое
вылечу,
вытру алую
наволочкой.
пулю зубами
поймать-
не поймана.
вытянуть из груди,
а ты живи!
слышишь,
за окнами кузовами
гремят современные
жигули.
наше новое время
тебе под рост,
под стать
кранами башенными.
будет удобно
тебе
листать
ботинками
улицы перекрашенные
из кумачового
во трехцветье
как тебе нравится
этот цвет?
пусть эти сволочи
как на отрепье
глазеют
на желтый
на твой жилет,
на скулы твои
и теперь
нездешние,
пусть кукиши держат
на дне
карманов.
знаешь,
как много
явилось на свет
недоабортИрованных
графоманов.
каждый из них
мертвее
мертвого
и уж тем паче
мертвее тебя.
живи,
так что,
за все заплачено!
назло,
отрУпившихся
теребя
усмешкой звонкой,
мол,
я-то
выскочил
из-за запретной
последней дверцы.
пусть знают серые,
что нельзя
выскочить
только
из сердца!

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Оксана Цепилова

Родилась в г. Усолье-Сибирское. Окончила факультет журналистики Иркутского государственного университета. С детства любила литературу, участвовала в городских творческих конкурсах. Живет в...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

МОЕ ИМЯ ОФЕЛИЯ…. (Поэзия), 117
ТАНЕЦ СОЛНЕЧНЫХ ЗАЙЧИКОВ НА КОЛЕНКАХ… (Поэзия), 115
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru