Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Александра Щербина

г. Ульяновск

КРЫЛЬЯ БАБОЧКИ

Рассказ


Тусклый свет, узкий коридор, высокие потолки, пустая кухня. Безнадежность. Даша, слово уставший от своего бессмертия призрак, на ощупь пробиралась к кухонному столу. Лицо ее было белым, как мраморная стена, взгляд пустым и бесцветным, волосы выбились из слабо стянутого пучка и рассыпались по узким плечам.

Даша села за стол, разжала кулак, и по столу покатилась маленькая белая баночка. Крышка открылась, и из баночки высыпалась куча маленьких таблеток. Даша дрожащими руками начала собирать их и класть в рот, некоторые таблетки проскальзывали сквозь мокрые пальцы и падали обратно на стол, Даша снова собирала их и судорожно глотала. Когда ее пальцы перестали находить таблетки на ровной поверхности стола, она легла на скрещенные руки.

Даше было пятнадцать лет, каждый день в большом настенном зеркале она видела взрослеющую и хорошеющую девушку. Ее большие синие глаза смотрели еще по-детски наивно, длинные, густые, светлые волосы собирались в косу или же вовсе распускались. Вот и сегодня она вертелась перед зеркалом, рассматривая свое красивое лицо и расчесывая густые волосы, когда к ней подошла мама и, наспех застегивая сережки, сказала:

– Можно побыстрее, хватит вертеться, через пять минут ты должна уже сидеть в машине, а то я снова из-за тебя опоздаю. И не одевай сегодня этот ужасный ободок, иди так. Да, оставь же свои волосы в покое, собирайся быстрее.

Мама удалилась в свою комнату, а Даша неторопливо отложила в сторону расческу и начала надевать пальто, когда снова в коридор вошла мама:

– Ты еще не готова, поторопись. Вечно я тебя жду.

На самом деле всегда ждала маму Даша, именно поэтому она никогда не торопилась, чтобы не стоять на холоде у машины.

Дашина мама была тоже очень красивой женщиной, ее всегда идеальная прическа, макияж и маникюр делал ее чрезвычайно привлекательной даже в сорок лет. Она безумно любила свою дочь и часто эта любовь не шла Даше на пользу. В последнее время мама стала очень нервной и раздражительной, это в первую очередь было связано с разводом. Родители Даши развелись больше года назад, у отца уже была новая семья, а мама все еще пыталась найти нового мужчину, официально: нового отца для Даши, а на самом деле лишь средство мести бывшему мужу. В любом случае эта ситуация не шла на пользу ни маме, ни Даше. Даша молча переживала разлуку с отцом, сразу после развода мать запретила им встречаться, а отец и не пытался когда-нибудь наладить контакт с дочерью. Никто никогда не спрашивал Дашу о ее чувствах, все считали, что она очень легко пережила расставание с отцом, но это было не так. Она одинаково любила и мать, и отца, хотя они этого иногда и не заслуживали. Покорная, послушная, умная, талантливая Даша – гордость для любого родителя – вызывала только незаслуженные упреки матери и равнодушие отца. Родители забрасывали ее дорогими вещами, возили на дорогих машинах, кормили хорошими продуктами, но никогда не пытались понять.

Даша, подгоняемая мамиными истеричными возгласами, села в машину.

– Не забудь, сегодня ты идешь сначала на виолончель, потом я тебя отвезу на рисование, но забрать не смогу, сама доберешься? - спросила, нервно заводя машину, мама.

– Да, я сама дойду, не беспокойся, – только и ответила Даша.

Вся ее жизнь неслась бешеным мустангом. Школа, виолончель, рисование, бассейн, английский язык, танцы – Даша занималась всем, на что только хватало времени. Она уходила утром и возвращалась поздно вечером. Единственными минутами, когда она могла остаться наедине со своими мыслями, было время, когда она шла с одного занятия на другое.

Мама высадила Дашу у дверей школы, поцеловала и напомнила, что заберет ее после уроков.

Училась Даша в одной из элитных школ, учителя были ею довольны, да и самой Даше нравилось учиться. Друзей в школе у нее не было, одноклассники, исключительно дети состоятельных родителей, были весьма недалекими в духовном плане людьми. Именно это и отдаляло Дашу от них.

После уроков мама отвезла ее в музыкальную школу. Даша довольно неплохо играла на виолончели, педагоги говорили, что она талантлива и что ей нужно всерьез заняться музыкой. А самой Даше, хотя и нравилось играть, однако хотелось заниматься чем-то другим.

Живопись – вот что по-настоящему приносило ей радость и удовлетворение, и лишь на уроки рисования она ходила с удовольствием. Удивительным было то, что Даша сама нашла эти курсы, а не мама или бабушка привели ее, наоборот родители отговаривали ее, они считали это чрезмерной нагрузкой для ребенка. Саму Дашу никогда не спрашивали, чем она хочет заниматься, обычно ее просто ставили перед фактом, и она, как всегда, покорно соглашалась. Но занятия рисованием ей нравились не только поэтому, было еще что-то, а вернее кто-то.

Илья – студент-биолог, очень интересный высокий юноша девятнадцати лет. Его темные прямые волосы, серые глаза, приветливая улыбка, смущенный взгляд покорили сердце Даши. Это была первая ее влюбленность, именно поэтому она сопровождалась чудесными мечтами о будущем совместном счастье, даже о возможном браке.

Сначала они лишь украдкой смотрели друг на друга из-за мольберта, и резко отводили глаза, встречаясь взглядом.

Но лишь неделю назад они познакомились по-настоящему. Волею судьбы, именно так казалось Даше, их мольберты оказались рядом. Они учились работать с акварелью, и Даша случайно испачкала руку синей краской. Даша оглянулась в поисках тряпки, ее взгляд встретился с нежным взглядом Ильи, впервые они прямо без робости смотрели друг на друга. Илья протянул ей тряпку, и она впервые дотронулась до его руки. Мелкая дрожь пробежала по ее телу, и она, смутившись, отвернулась. А после занятия Илья догнал ее на улице и предложил проводить. С этого дня началась их дружба, обещавшая стать первой любовью. Однако эта дружба была тайной, в первую очередь от мамы Даши, которая явно не одобрила бы подобное знакомство дочери.

Сегодня Даша с особым трепетом ждала встречи с Ильей, в ее голове давно уже созрела идея пригласить его куда-нибудь в выходные. Однако Илья опаздывал, и Даша начала серьезно беспокоиться: карандаш постоянно выскальзывал из пальцев, линии получались кривыми, рисунок смазанным. И когда наконец Даше, очередной раз уронившей карандаш, знакомая рука протянула его, она успокоилась: Илья пришел. После занятия Илья предложил проводить ее. Они молча шли по темным заснеженным улицам, не зная, что сказать друг другу. И только Даша набралась смелости заговорить, как Илья произнес:

– А ты в выходные свободна?

– Да, – едва слышно ответила она.

– Тогда, может быть, погуляем? – неуверенно спросил Илья.

Даша просияла и радостно закивала.

Илья тоже улыбнулся: он был рад не меньше Даши.

Даша с нетерпением ждала выходных, она постоянно представляла, куда они пойдут, о чем будут говорить, где-то в глубине души она таила надежду на первый поцелуй или первое признание в любви. В любом случае этот день должен был стать удивительным и незабываемым.

Долгожданный день наконец-то настал! Даша надела свое самое красивое платье, распустила волосы и незаметно улизнула из дома.

Они встретились возле зоологического музея. Илья сегодня показался Даше особенно красивым, хотя выглядел он как всегда очень просто и непритязательно. Они отправились на выставку тропических бабочек. Даша восхищенно смотрела на удивительную палитру цветных насекомых, и не менее восхищенно она слушала рассказы Ильи. Ей казалось, он знал о бабочках все: их названия, где они живут, чем питаются – все это было очень интересно, но запомнилось Даше только одно:

– Бабочки не только красивые, но и очень нежные существа, их крылышки очень хрупкие, от любого прикосновения они могут сломаться. Бабочки умирают очень рано, некоторые живут всего один день.

– Так мало? – спросила Даша.

– Да, представляешь, целая жизнь – всего один день.

Даше почему-то стало не по себе, она съежилась и попросила Илью уйти. Они еще немного погуляли по городу, Илья продолжал что-то рассказывать Даше, а ее никак не покидала мысль: как же так, вся жизнь – всего один день, смерть от малейшего прикосновения. Вскоре Илья заметил, что его спутница занята своими мыслями, и замолчал, взяв Дашу осторожно за руку. От прикосновения теплой нежной руки, Даша, словно спящая красавица, очнулась, и не веря собственному счастью, прижалась к Илье. Больше они не произнесли ни слова.

Очень быстро морозный вечер прикрыл своей темной вуалью городские улицы. Илья проводил Дашу до дома, ей очень хотелось пригласить его к себе домой, но она слишком боялась гнева мамы, и поэтому лишь как можно теплее простилась с Ильей, уже начиная мечтать о новой встрече.

Подходя к двери своей квартиры, Даша даже не подозревала, какая ее ждет буря. Она тихо открыла дверь, разделась и уже хотела незаметно прошмыгнуть в свою комнату, как ее окликнула, стоявшая в дверях кухни, мама:

– И где ты была весь день?

Даша совсем забыла позаботиться о своем алиби. Она опустила глаза, судорожно стараясь что-нибудь придумать.

Мама решительно подошла к ней:

– Ну, и кто это? Дай угадаю: какой-нибудь бедный художник – твой типаж.

Даша удивленно подняла глаза.

– И не смотри на меня, как затравленный ягненок. Я видел, как ты прощалась с каким-то странным типом. И не пытайся меня обмануть. Я давно заподозрила что-то не ладное. Вот почему ты так рвешься на свое рисование, не из-за одной любви к живописи, как оказалось. Так вот, – строго с тоном, не терпящим никаких возражений, произнесла мама, – отныне ты больше не будешь ходить на эти занятия, ясно?

Даша пыталась что-то ответить, но мама еще более грозно отрезала:

– Я буду теперь тебя забирать всегда сама. – И, сделав паузу, добавила, – я тебе запрещаю общаться с этим мальчишкой, и если ты меня не послушаешься, он очень сильно пожалеет.

Мама развернулась и отправилась обратно на кухню.

А Даша, ошеломленная и до крайности расстроенная, убежала в комнату и, кинувшись на кровать, разрыдалась.

На следующее утро Даша проснулась и, вспоминая предыдущий день, не могла поверить, что все это могло оказаться правдой. Однако, увидев каменное лицо мамы, она поняла, что ее романтическим мечтам пришел конец.

Мама сдержала слово, она больше не пускала Дашу на уроки рисования и пресекала всякую возможность встречи с Ильей.

Сначала Даша тосковала, потом скучала, а теперь начала страдать. Ей очень хотелось увидеться с Ильей, объяснить ему свои чувства, пусть даже в последний раз. И наконец ей удалось через общего знакомого назначить встречу.

Даша совершенно не знала, что сказать, как себя вести, она очень сильно волновалась, щеки ее горели, а внутри все дрожало. Илья тоже пришел сильно взволнованным и озабоченным. Он долго не решался поднять глаз, но, видимо, поборов страх, прямо посмотрел на Дашу и твердо произнес:

– Твоя мама говорила со мной.

Даша полуудивленно, полуиспуганно посмотрела на Илью. Он опустил взгляд и продолжил:

– Она пригрозила мне, что напишет заявление в полицию, ты же понимаешь. Я – совершеннолетний, а ты нет, у меня могут быть проблемы, твоя мама обещала. Прости меня, ты очень хорошая, но я больше не влюблен в тебя, тебе еще надо повзрослеть.


Илья повернулся, но сделав всего несколько шагов, вернулся снова и, схватив дашины окаменевшие плечи, начал ее трясти:

– Да послушай ты, как ты можешь это терпеть, ты не можешь свободно вздохнуть, зачем ты безвольно покоряешься. Беги, беги от своей матери, у тебя же есть отец, попроси его взять тебя к себе. Ты меня слышишь?

Но Даша ничего не слышала и ничего не чувствовала. Она стояла, словно вековая скала, привыкшая к грохоту морских волн и шуму ветра. Она была ошеломлена предательством близкого и любимого друга. Человек, на понимание и поддержку которого она рассчитывала, человек, которого она считала идеалом, оказался трусом и спасовал перед первой же угрозой. Нет, не такой ей казалась первая любовь. Она была в отчаянии.

Даша не помнила, как они расстались с Ильей, как она оказалась дома, она просто не понимала, что происходит вокруг, как стало возможным, что ее идеальный мир дал серьезную трещину и разлетался на кусочки. Даша с трудом вспоминала, что ей говорил Илья, но все же одни его слова ей запомнились. Отец, как она могла забыть о нем, кто, как не отец, мог бы заступиться за нее перед мамой. Было сложно решиться позвонить отцу, который не искал с тобой встречи больше года. Тем не менее Даша улучила момент, когда бдительное око мамы ослабло, и позвонила отцу. Тот несколько удивился звонку дочери, но все же согласился поговорить.

Они встретились в полдень в небольшом кафе. Отец явно торопился, поэтому Даша, ответив на дежурное приветствие, перешла сразу к делу:

– Папа, скажи, а ты не мог бы забрать меня к себе?

Отец чуть было не подавился кофе:

– А разве тебе плохо с мамой?

– Ты понимаешь, мама ограничивает мою свободу, она не дает мне дышать, не дает заниматься, чем я хочу, встречаться, с кем я хочу, ты понимаешь?

– Очень хорошо понимаю, дочка. Но я не могу взять тебя к себе, у меня семья, скоро у нас появится малыш, ты же все понимаешь. Мы все давно решили: с мамой тебе будет намного лучше.

– Тогда поговори с мамой, чтобы она перестала заставлять меня делать то, чего я не хочу.

– Ну, милая, мам лучше знает, что пойдет тебе во благо, мама любит тебя. И тем более мы уже давно не разговаривали с ней, я думаю, она даже не станет меня слушать. Если хочешь, можешь приезжать к нам в гости, конечно в тайне от мамы. Ну, не обижайся, у всех в твоем возрасте проблемы с родителями, это пройдет.

Отец еще что-то говорил Даше, но она уже давно не слушала его, потому что поняла, что отец никогда не будет ее союзником и что она осталась совсем одна.

Почему-то в этот момент она особо остро почувствовала свое одиночество. Она поняла, что в действительности, на свете нет ни одного человека, который бы любил ее и понимал, что она совершенно одинока и ей некуда идти.

Она брела по узким холодным улицам, не понимая, что ей делать дальше и как жить. Ее хрупкий мир рассыпался. И ничто уже не могло остановить этот процесс.

С трудом она дошла до дома. В квартире никого не было. Даша не стала зажигать свет, она прошла в свою комнату и рухнула на кровать.

Что ей теперь оставалось? Только пустота. И тут в ее голове промелькнула неожиданная мысль. Она встала, собрала волосы в пучок, прошла в ванну и достала из шкафчика баночку с таблетками...

Тусклый свет погас. Даша глубоко судорожно вздохнула, и дыхание ее остановилось навсегда

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Александра Щербина

Родилась в 1991 г. Живет в Ульяновске. Увлекается литературным творчеством....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

КРЫЛЬЯ БАБОЧКИ. (Проза), 114
ИСПОВЕДЬ. (Проза), 103
ЛЮБОВЬ РАНИТ ДАЖЕ БОГОВ. (Проза), 99
НОЧНОЙ МУЗЫКАНТ. (Проза), 98
MEMENTO MORI. (Проза), 93
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru