Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Евгений Буряк

г. Иркутск

ВАМПИР ПОНЕВОЛЕ

Рассказ

Тихое и сонное летнее утро. Казалось бы, что ничего особенного быть и не может - таких за весь год может быть полным-полно, и за текущий год ты просто-напросто перестаешь их замечать из-за однообразности и повседневности. Но я открываю глаза и ощущаю что что-то все-таки не так. Быстро окидываю взглядом комнату, не поднимаясь с кровати, но это мне практически ничего не дает и не объясняет - все вещи по-прежнему на своих местах. Но при этом ощущается, что в воздухе витает легкий запах, который сразу нельзя распознать и понять, на что же он больше всего похож. Какой-то экзотический фрукт, дорогущие духи - все перемешивается в этой комнате и достигает большего напряжения внутри меня. Приходится подняться и подойти к окну. Пластиковое, оно защищает меня от двигающегося стремительными шагами процесса урбанизации, а что проще всего, от простого холодного воздуха, или его эффекта, создаваемого в жаркий день не совсем понятно за счет чего, и вследствие которого я просто мог заболеть.

Как не печально это осознавать, но оно оказывается чуть-чуть приоткрытым, причем не сверху, а именно на всю мощь,- если бы ночью был сильный ветер, он просто ударил бы его о приближенную стенку и, конечно же, разбудил бы меня. Этого не произошло, что и было для меня в тот момент наиболее странным по собственным ощущениям. Запах начинал медленно исчезать, снаружи рвался теплый воздух, и комнату постепенно обволакивало лето.

Проработав вчера до шести вечера, я вернулся и достаточно утомленный тоскливыми и печальными, и до такой степени занудными, что я еле сдерживал в себе силы, чтобы не вскрикнуть, высказываниями, что сразу же лег на диван в моей маленькой просторной спальне, и даже не смог сразу понять, что в квартире хозяйничал и кто-то до меня. Холостяцкая жизнь окружила меня своим ореолом стабильности, небольшой долей безгрешности и бесхозяйственностью (хотя к последнему больше причастна моя собственная лень), поэтому я старался ничего шибко не наготавливать дома, чтобы потом не мыть гору посуды, полы и вообще чувствовать то, что кто-то это за тебя уже сделал или сделает в случае надобности.

Следы пребывания некоего лица в моей квартире проявились и на кухне, направившись в которую сразу после своей спальни, я увидел окурок от сигареты на полу. Сразу нельзя было разглядеть, что она была тоненькой и поэтому женской - на остановках и у своего института я часто видел девушек, выкуривающих такие буквально за две-три минуты. Минимум дыма, максимум эффекта, который они пытаются каждый раз произвести на простых студентиков - парней или же наоборот, на более крутых «папиков», шелестящих деньгами, но не позволяющих себе сорить ими на каждом шагу, все это при желании можно было разглядеть в лице любой красотки, сжимающей такую губительную «тростиночку». Однажды весной мне довелось познакомиться с одной из них - она стояла и ждала маршрутку, училась на геологическом факультете и при этом практически ничего не могла понять в высшей математике. Вскоре ее отчислили, а я, как заядлый холостяк, перестав видеть ее на остановке, прогуливался до своего дома пешком, ведь это совсем недалеко от учебного заведения. Дальнейшей ее судьбой я уже, конечно, даже и не интересовался.

Наверняка на том окурке, который валялся на полу и который я только что поднял, можно было обнаружить и отпечатки пальцев. Только вот кто будет этим заниматься? Ключей от своей квартиры я никому не оставлял и вообще хозяйничал в ней один уже на протяжении трех лет, если я кого-то к себе и приводил и приглашал, то за ключами я всегда следил - убирал из прихожей их либо в спальню, либо в зал. Родители также не могли без спроса прийти ко мне, хотя дубликат ключей есть и у мамы, которая тоже живет недалеко, но она работает в простой городской поликлинике терапевтом и уж конечно не курит. Отец пестряет по командировкам и засиживаться в нашем спокойном городке уж тоже не у него в крови.

Начав эти измышления, я почему-то направился к холодильнику. Открывать его я не собирался, но задумавшись и облокотившись на него правой рукой, меня посетило имя шефа. Ардальон Степанович Хаминский был моим непосредственным начальником и так как основная часть моей работы в последнее время протекала на дому, через интернет, программную среду и приложения стационарного компьютера (ноутбука у меня не было), на всякий случай мне пришлось ему оставить дубликат ключей от дома. Его злые выкрики вроде «Да ты что, уже все на ноутбуках работают, а у тебя эта громадина дома стоит» на меня не подействовали впрочем, так же, как и мои предложения повысить зарплату. Другого выхода как дать ему ключи от своей квартиры на всякий экстренный случай я уже и не видел - например, если я забуду переслать ему что-то важное или просто вывезу на выходные родителей на дачу, а заказчики прибудут к нему именно в это время, он придет ко мне, откроет квартиру, запустит мой компьютер и найдет на нем важную информацию. Многие подумают, что конечно никто не помешает пошариться ему и в моих личных контактах, но не все так просто - работая с компьютерными программами вот уже более трех лет, я научился ставить пароли на время своих отъездов а потом, что тоже неудивительно, и быстро их отключать и снимать.

Вчера я не уезжал никуда из города, а находился непосредственно в его черте, но Ардальона Степановича не было весь день - он уехал на важное совещание. Или может быть он просто так заявил, что уехал а на самом деле направился прямиком ко мне, пока я парился там на рабочем месте? Конечно, я доверял ему, но что мне было думать, когда перед носом у меня были следы пребывания непонятно кого. Идти в милицию было бы лишней тратой времени - в конце - концов какой-нибудь заплывший от жары и от сидения в кабинете миллиционеришка мог заявить мне что-то наподобие «После ваших гулянок там и остались бычки, а вы сами ничего не помните», и поэтому я решил продолжать действовать сам, продолжая оставаться в твердом уме и в трезвой памяти. Вообще я выпивал крайне редко, что совершенно нетипично для офисного «планктона» нашего времени, но это только так, к слову.

Изнутри меня съедала и тоже в какой-то мере обволакивала злость, возникавшая то ли от беспомощности, то ли от моего собственного попустительства уж и не скажешь сразу в отношении чего. В любом случае следовало бы еще порыскать по квартире опять-таки в поисках непонятно чего конкретного, но все-таки важного и полезного для всех остальных моих умозаключений.

Направившись в зал и пройдя уже практически половину от всего расстояния комнаты, я не преминул посмотреть и в сторону книжного шкафа. Посередине комнаты ничего интересного не было - только закатное солнце вливалось в комнату через стекло, и перемешивалось с уже не греющими, но все еще светлыми летними лучами. Мой шкаф небольшой по размеру, но при этом он достаточно компактен и по вмещающимся в него книгам.

Пять полок, одинаковых и по высоте, и по ширине для вставляемых книг идут сверху вниз и снизу вверх. На третьей стоят лицевой стороной, а не на заднем плане, не видимом, пока не вытащишь какой-нибудь фолиант из переднего, классики детективного жанра и как говорится, мэтры. Агата Кристи, Артур Конан-Дойль - практически полные, за исключением нескольких книг, собрания сочинений, которые я читал еще с детства, а потом много раз и перечитывал, казалось бы, стояли в таком же порядке что и вчера, но стоило мне подойти ближе, как я увидел, что в самом коне полки стоит книга, выбивающаяся и по содержанию, и по настроению из ряда стоящих вместе с ней. Я пока еще не читал этот роман, но помнил, что это была моя книга. Надпись на корешке книги была простой и незамысловатой - «Вампиры».

Вытащив ее с полки, я тут же увидел и странных уродливых монстров, нарисованных то ли неумелой, то ли наоборот, закостенелой рукой старого (или наоборот, молодого) художника. Конечно, эти рисунки меня не испугали, но при их просмотре мои мысли пустились в рой, не поддающийся никакому упорядочению ни по каким признакам. И естественно, что они приобрели еще более пессимистическую окраску, ведь я стал вспоминать, и абсолютно достоверно помнил, что эта книга никогда не стояла на этой полке, а была вообще где-то на задворках несколькими полками выше или ниже. Это означало только одно - кто-то успел покопаться и в моем шкафу.



Два романа, один из которых принадлежал перу Нобелевского лауреата по литературе писателя Владислава Реймонда и назывался просто «Вампир», и другой, принадлежащий уже другому поляку и барону - «Вампиры». Кого это только могло заинтересовать? Неужели мой шеф? Нет, просто так я не мог об этом думать. Может быть, я все-таки сам воткнул туда эту книгу совершенно случайно? Продолжая держать издание в руках, я продолжил копаться в своей памяти и стал буквально перебирать ее по крупицам, прокручивая вчерашний день и часть позавчерашнего, но ничего говорившего бы мне о том, что эту книгу брал для того чтобы переставить именно я, к сожалению не находилось. Запах, который струился с кухни или еще откуда-то (сначала я думал, что с улицы, но потом это впечатление развеялось) вдруг вновь ощутился с новой силой. Мне казалось, что какие-то его оттенки передавали или напоминали кровь. Бросив книгу впопыхах на полку, а не поставив ее снова, я буквально побежал на кухню и даже оставил дверь в зале открытой.

Пластиковое окно было приоткрыто мною же для проветривания и… тьфу, черт, этот запах струился именно с улицы, а не обитал и не витал в воздухе моей квартиры. Закрыв окно, я стал повнимательнее рассматривать и эту комнату. Ничего примечательного - того, что опять бы оказалось не на своем месте я не сумел разглядеть сразу же, и тут раздался звонок на моем сотовом, который лежал а маленькой и уютной спаленке.

- Алло, - совершенно угрюмо произнес я, но на том конце провода я не услышал голоса Ардальона Степановича. Звонила секретарша нашей фирмы Ольга Ионкина, и она не сумела открыть мне Америку в достаточно большой степени, но все - равно сказанное ею очень удивило меня.

- Ардальон Степанович пропал,- довольно быстро лепетала она,- на домашнем телефоне никто не отвечает, сотовый отключен.

Это вогнало меня в еще больший тупик и в большую депрессию. Я не мог разобраться со странностями в своей квартире и теперь уже должен был печься о том, куда запропастился мой шеф. Как говорится, юноша, работайте. В силу отсутствия других вариантов действий или хотя бы алгоритмов, которые могли привести меня к чему-то вразумительному, я возвратился в гостиную и, взяв ту же книгу про вампиров, открыл ее на первой же попавшейся странице. «Может хоть это даст мне какую-то подсказку и натолкнет меня на то, что я должен буду делать дальше» - подумал я и тут же, не думая, распахнул книжку чуть подальше середины. Внизу я прочитал:

«При свете спички между складок кроватных занавесок я ясно увидел прекрасную женскую ручку, на пальце которой сверкал дорогой бриллиант. Занавесы тихо шелохнулись, и в образовавшуюся щель заглянуло женское личико. Страшно бледное, с большими черными глазами…».

«Девушка с легким налетом бледности на лице» - это же наша секретарша! - тут же осенило меня, и я вновь захлопнул книгу. Неужели и она к этому причастна?

По некоторому сумбурному тону ее голоса мне действительно показалось, что она либо старательно что-то скрывала, либо знала больше меня, а может и вообще вчера вечером находилась именно у меня вместо шефа.

Что мне было делать? Уезжать снова и оставлять квартиру было бы довольно рискованно, но сидеть и ждать - на это тоже не было уже практически никаких сил. Квартира не была поставлена ни на какую сигнализацию и, конечно же, это было моим лишним упущением - вследствие нехватки времени я просто никак не мог выкроить время для этой цели. Я отправился в наш офис.

По пути мне попался на глаза тот самый университет, и та сама остановка, на которой я не так давно познакомился с той самой девушкой, которую, кстати, звали Лена. Летом уже не проходили дни открытых дверей и вообще, мало что могло сподвигнуть кого-то приходить в эти мрачные, пропитанные чем-то заумным и высушенные за восемьдесят лет его существования, стены. Загадок становилось все больше, и от этого мне, конечно же, не было легче.

Еле слышно в салоне автобуса гудело радио и порой попсовые песенки разбавлялись голосом ведущего. Он говорил сперва о жаркой погоде, потом еще о какой-то ерунде и уже под конец заикнулся о том, что по последней информации ожидается штормовое предупреждение. Какая-то бабка в глубине салона охнула, но на это никто так и не отреагировал. Позже она полезла к выходу, следом за ней примостился я. Потом я вылез быстрее нее, и впоследствии помогал спускаться по таким странным ступенькам ей. Она отблагодарила меня, но просить перевести ее через дорогу все-таки не стала.

- Спасибо тебе, - довольно не хриплым и уверенным голосом произнесла она. Только вот у меня несчастье,- Лена пропала, внученька…

- Где учиться ваша внучка? - поинтересовался я, думая еще, что таких совпадений просто не может быть.

- На геологическом училась, - продолжила бабуся.

- Постойте,- я уже практически ее перебил, - ее фамилия Лидина?

- Да, - совершенно удивительно ответила мне старушка. А я Клавдия Лидина. А вы разве с ней знакомы?

Потом она попросила меня пройти к ней домой и побеседовать уже, так сказать в неформальной обстановке. За чашкой чая я тут же рассказал об этом своем знакомстве все вплоть до деталей, причем не утаивая практически ничего. Клавдия Васильевна поинтересовалась, встречались ли мы после, была ли она у меня дома или нет – я лишь мотал головой из стороны в сторону, что и обозначало отрицательный ответ.

- Может, нового парнишу нашла. Мне она не так уж часто звонит, а номер ее сотового я потеряла. Мать ее тоже в область уехала, так что я не могла ей дозвониться. Вот так и сижу в полной неизвестности тут.

На всякий случай я записал номер своего домашнего телефона на обрывке из-под газеты, который мне почти перед самым уходом и всучила бабушка.

- Если что, звоните,- сказал я и вышел в подъезд. Дверь за мной захлопнулась.

Естественно, что я потерял много времени перед тем, как вошел в небольшой офис. Ольга сразу же шикнула на меня «Где ты был?», но я не нашелся так быстро с ответом. Шеф приехал, и оказалось, что он просто стоял в пробке, а его сотовый отключился совершенно случайно, так как просто не был поставлен на блокировку. Не знаю, как же я все-таки решился спросить это именно в тот момент, но что было сделано, того уже не воротишь.

- Ардальон Степанович, что вы делали у меня дома? - это выглядело совершенно бестактно, но, как мне казалось на тот момент времени, другого выхода просто нет и быть не может.

- Да, я заезжал вчера к вам, - он начал отвечать без всякого пренебрежения, что уже было неплохо,- и искал кое-какие документы.

- Но у меня дома пропали кое-какие вещи, - соврал я. И окно оказалось открытым.

- Окно я открыл, чтобы покурить. А вам дозвониться просто не мог.

По каким-то отдельным выражениям его лица я понял, что он обманывает. Но только вот зачем ему все это? Может быть закрылся у меня дома с любовницей - я еще не успел посмотреть простыни… Но конечно же этого нельзя было исключать также, как и многого другого.

- Вы же говорили что уедете из города? – все не унимался я.

- Обстоятельства резко поменялись, - он и тут нашел отговорку.

Спрашивать напрямую было уже бесполезно, и я решил действовать немного по-другому. Фотография Лены сохранилась у меня на сотовом, и почему-то я был уверен в том, что она была знакома с Ардальоном лично, а что было более вероятно, они находились вчера вдвоем в моей квартире. Но тогда ее знакомство со мной, и затем моя сегодняшняя встреча с ее бабкой просто были случайностью? Скорее всего.

Мой взгляд упал на выдвинутый из офисного секретера ящик, в котором была видна блестящая рукоятка какого-то оружия. «Игрушечный пистолет»- пронеслось у меня в голове, но я был не прав. Придется доходить до всего методом дедукции и продолжать развивать ее у себя. «Но почему он в офисе?». Новый вопрос еще требовал обдумывания, к которому я уже довольно скоро приступил.

Как только я вышел из офиса, меня осенило. Действительно, рядом с книгой о вампирах у меня дома стоял Конан-Дойль и я давно его уже не перечитывал. Один его рассказ тут же всплыл в моей памяти, и все должно было встать на свои места. Где находилась Лена, я уже тоже, кажется, знал. Но разве все это могло повториться в реальной жизни?

Дома я открыл телефонный справочник и тут же набрал первый попавшийся номер лечебного заведения, более близкого к моему дому.

-Алло, здравствуйте, можно узнать, Елена Лидина лежит у вас?

Ответ на том конце провода был положительным, и оказался как нельзя кстати.

- А диагноз? - все не унимался я. – Точно не подскажете? Тогда я приду. В восьмой палате, говорите?

Но идти к ней было еще довольно поспешным шагом, тем более я и так понимал, что было с Леной. Теперь мне следовало поговорить с Ардальоном Степановичем и выяснить все подробности этого дела. Вернувшись в офис, я застал его одного в кабинете, без Ольги.

- Как ваша охота? - совершенно неожиданно для него начал я. И почему вы сразу не сказали, что были у меня дома ради того, чтобы взять палатку, так как у вас нет своей собственной?

Я немного блефовал, но это и было к лучшему.

- Докопался все-таки. Да, был я у тебя, - он начал строить свой ответ нервически. Я же был абсолютно спокоен. И что дальше? - продолжил он.

- А то, что из-за вас девушка попала в больницу! - сказал, как отрезал, я.

- И до этого додумался, как же! Ну хорошо, я все расскажу. Он ерзанул на кресле и развернулся на сто восемьдесят градусов. Действительно, я поехал на охоту. Но до вечера никакой подходящей дичи не было. Я решил быстро поставить палатку, а затем и подождать до утра. Но вдруг откуда не возьмись выпорхнула куропатка, я достал свой пистолет и прицелился, а она стала снижаться над противоположным берегом реки, и я стрельнул. Затем раздался крик, и я вскочил уже как ошалелый.

- Лена тоже приехала отдыхать на природу вместе со своим молодым человеком, и перед сном они решили прогуляться,- начал воплощать свои догадки в словесном образе я. Но вдруг неожиданно разошлись, и парень наверняка ушел подальше для того чтобы сходить в туалет. В тот момент резко потемнело, а пуля, заряженная в пистолет и резанувшая ее слегка по шее, оказалась с ядом.

- Мне ничего не оставалось сделать, как только пригнуть в холодную воду и переплыть небольшую речку для того, чтобы ей помочь. Парень бродил в полнейшей тьме, и отовсюду доносилось лишь глухое «Лена». Девушка кое-как нашла сотовый телефон, и я взял его для того, чтобы посветить.

Почему пули оказались именно с ядом - не загадка. Шеф в девяностых служил в Чечне и именно там использовали пули с добавленным в свинец мышьяком для более серьезного причинения «мучительной смерти». Конечно, многие считали вымыслом то, что такие пули на самом деле существуют - правды не знал и сам Ардальон - так как ему удалось сохранить много этих патронов, именно их он и заправлял в пистолет.

Далее все было понятно. Нужно было отсосать яд, мнимый или же настоящий, из ранки, и кое-как объяснив Лене Лидиной сущность этого дела, Ардальон принялся за воплощение своего замысла. Тут и прибежал парень, который сразу же решил, что шеф вампир и бросился восвояси оттуда, чтобы не досталось и ему.

- После этого мы стали встречаться чаще,- с ехидной улыбкой на лице подытожил он.

Вспомнив сюжет конан-дойловского рассказа «Вампир в Суссексе», мне несложно было предположить, что что-то, подобное описанному там, произошло и среди моих знакомых. Из меня мог бы получиться неплохой сыщик, но все-таки книжка о «чистых» вампирах чуть не привела меня к ложному следу.

В больнице следов яда в крови Лены не обнаружили, и оказалось, что Ардальон действительно сосал кровь из ее шеи, как настоящий вампир.

- Неосторожно было оставлять пистолет в кабинете, - напоследок подметил я.

- Просто все это происходило в воскресенье, а на следующее утро мне сразу нужно было на работу, и увезти его я просто не успел.

Конечно перед тем как догадаться обо всем случившемся, я перечитал рассказ. Один или два раза. И пропал шеф именно потому, что уехал на охоту и просто забыл предупредить об этом Ольгу. Он часто работал по воскресеньям, а в больницу к Лене мы уже пошли вместе с ним тем же вечером.

Она не сразу поверила, что я смог восстановить последовательность почти всех реально произошедших событий лишь на основе прочитанного. Конечно, это было не так - пришлось разрабатывать и свою систему дедукции, восстанавливать и расшатывать ее после стольких лет ее молчания и нахождения в состоянии анабиоза.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Евгений Буряк

Родился в 1990 г. Как журналист сотрудничает с журналами «The Chief Иркутск», «Театральный сезон» (Екатеринбург) и др. Автор пьесы «Информатик» (опубликована в газ. «Computer Land», Иркутск, 2007). Пьеса «Эле�...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ШИПОВНИК. (Драматургия), 105
ХОЛСТЯНИКА. (Проза), 103
ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЗРОСЛЕНИЯ. (Проза), 101
ВАМПИР ПОНЕВОЛЕ. (Проза), 100
ЭЛЕМЕНТ МОРКОВИ. (Драматургия), 99
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru