Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Краткая биографическая справка

     Павел Бунин родился 23 ноября 1927 года в Москве в семье дореволюционной интеллигенции. Двоюродным дедом (и воспитателем) его был знаменитый хирург Спасокукоцкий. В послевоенные годы бедствовал, нередко питаясь исключительно крапивой. В период борьбы с космополитизмом Бунин был исключён из Художественного иститута имени Сурикова. В 1978 году эмигрировал, получив австрийское гражданство. Помимо Австрии, жил в Греции, Италии, Германии, Франции, Англии, Израиле. В 1987 году навсегда покинул квартиру в центре Вены и вернулся в "перестроечную" Москву. Проиллюстрировал чуть ли не всю мировую литературу, но "ключевыми" в этом смысле авторами для него остаются Пушкин, Шекспир, Гете, Данте, Софокл, Омар Хайям. Состоялось 60 персональных выставок Павла Бунина - в Москве, Вене (неоднократно), Париже, Пятигорске, Базеле, Кембридже, на Сахалине. О нём писали Алпатов, Тарле, Антокольский... Сам Бунин - автор переводов английских поэтов от сэра Уолтера Рейли до Редьярда Киплинга и воспоминаний о Корнее Чуковском, с которым был близко знаком. Член Союза художников России.

Александр Говорков

ВЕЧЕРА НА СУЩЁВСКОМ
или почему Бунин не иллюстрирует Бунина

Рассказ

    - Павел Львович, а почему вы меня не послали куда подальше? -

    - А у вас голос такой недорезанный -

    - ? -

    - Голос аристократа, недорезанного событиями, - по- булгаковски

    комментирует Павел Львович.

    рисунок Павла БунинаЭтот диалог состоялся года через три после моего знакомства с Павлом Буниным. Знакомство начиналось непросто. Готовился к печати коллективный сборник любовной лирики под названием "Три берега", и у авторов возникла идея попросить Бунина дать для него несколько иллюстраций. В качестве первопроходца-контактёра был выбран мой близкий друг, талантливый интеллигентный поэт. Увы, по каким-то роковым стечениям объстоятельств первопроходец был "послан". Мы приуныли. Мало уже на что надеясь, я набрал номер телефона художника... К счастью, разговор получился. Тогда, по горячим следам, мне показалось, что наладить доверие помогли случайно затронутая тема "возвращенства" в Россию (я, после нескольких лет прожитых в Америке, вернулся) да три-четыре фразы, сказанных друг другу по-английски. Что ж, возможно я ошибался, и дело было в моём "недорезанном" голосе...

    рисунок Павла Бунина Павел Бунин не нуждается ни в каких представлениях и рекомендациях. Ещё меньше он нуждается в соотнесении с какими-либо культурологическими контекстами. Павел Бунин - сам явление культуры. Он не только превосходный художник, но и блестящий рассказчик, мемуарист, переводчик Киплинга... Он уникален. Кто ещё в современной России способен одновременно декламировать по-памяти "Коринфскую невесту" на языке оригинала, по-немецки, и по-русски, в переводе А. К. Толстого, да вдобавок сопровождать это чтение пространнейшими выдержками из писем Алексея Константиновича жене, писанных им во время работы над переводом? И, в который раз, приходится с горечью говорить о невостребованности Россией своего культурного достояния. Да, в последние годы появилось несколько изданий Омара Хайяма с (воздерживаюсь от эпитета) иллюстрациями Бунина. Да, московским издательством "Славянский диалог" изданы три альбома художника - "Гениальный сын России" (посвященный Пушкину), "Два гения" (Пушкин и Гёте), "Сквозь годы, сквозь столетия" (шедевры мировой литературы от Гомера до Шевченко). Но изданы таким ничтожным тиражом, что альбомы эти сразу же становились раритетами. А какие, мало кем виденные сокровища лежат в архиве Павла Бунина, в многочисленных потёртых папках, громоздящихся в его холостяцкой квартирке, расположенной неподалёку от Сущёвского вала... Италия, Франция, Англия, Германия, излюбленные художником Древний Рим и Греция (античная и современная). Иллюстрации к Вольтеру, Дидро, Мольеру, Гюго, Дюма, Мериме...

     рисунок Павла БунинаПолзая на коленях, развязываем порыжевшие папочные тесёмки, раскладываем по полу рисунки. Разговариваем о Франции, Гюго, переходим к Хайяму, и тут я спрашиваю:

    - Павел Львович, вы не пробовали иллюстрировать своего однофамильца, Ивана Алексеевича? "Тёмные аллеи", например... чуть ли не единственная по-настоящему эротичная русская проза. Ведь это же ваше...-

    - Нет, не пробовал и никогда не хотелось. Хорош, но холодноват, нет огня, как хотя бы в том же "Девяносто третьем годе" Гюго. -

    Подумав, позже понимаю, что имеет в виду Павел Львович под "холодностью" писателя-однофамильца. Проза Ивана Бунина чрезвычайно изобразительна, не оставляет простора для фантазии художника. Иллюстратору остаётся гипнотически водить рукой по бумаге, словно копируя уже нарисованное словом писателя. Это не интересно Павлу Бунину. Другое дело - Хайям, у которого изобразительный ряд дан только намёком. Приходится воссоздавать прекрасные женские тела, чувственные позы, домысливать двусмысленные предметы интерьера и силуэты минаретов на заднем плане. Творить, чувствуя себя равноправным с автором текста. Поэтому, вероятно, с такой любовью Павел Бунин создает рисунки к "Декамерону", мемуарам Казановы, пьесам Мольера, повестям Вольтера и Дидро. Иногда кажется, что художник бессознательно руководствуется принципом дополнительности к иллюстрируемому тексту. Так, как дополнительны по отношению друг к другу два разных и равных предмета - замок и ключ. Может быть, не случайно плотная тяжеловатая проза Вольтера рождает легкий воздушный бунинский рисунок, а суховатый, изящный слог Мериме воплощается вещественными чередованиями полос света и тьмы.

    рисунок Павла БунинаЗрительная память Павла Бунина поражает. Как-то он попросил меня назвать имя любого, на выбор, английского поэта. Я, чтоб не ударить в грязь лицом, назвал Суинбёрна.

    - Ну конечно, конечно, - улыбнулся Павел Львович - позвольте вашу перьевую ручку, -и через минуту портрет Суинбёрна лежал передо мной.

    Рисунки Бунина, несмотря на их воздушность, всегда точны вплоть до малейших деталей. Причиной этому не только фундаментальное знание истории, но и личное знакомство с реалиями стран, образы которых возникают в рисунках художника. Павел Бунин долго жил в Вене, изъездил Англию, Францию, Германию, Италию, Грецию, Израиль...вернулся в Россию.

    И вот, по неистребимой российской привычке, в прихожей сумбурно договариваем чуть ли не самое главное.

    - Как я жалею, что увидел всё это слишком поздно. Вот если бы в восемнадцать-двадцать лет...-

    - Павел Львович, но ведь могло вообще не быть... -

    - Вот истинно национальное суждение! Все мои русские друзья говорили примерно это...-

    Да, Павел Бунин прав. В России точка отсчета начинается не с нуля, она лежит где-то ниже, в области отрицательных значений. И поэтому всё происходящее, могущее быть чудовищным, отвратительным, всё-таки оценивается положительно. Точка отсчета ниже уровня суши, в сердцевине матери-сырой земли. Не это ли притягивает, засасывает, заставляет возвращаться сюда, на эту ненадёжную болотистую землю? И не это ли объясняет многовековую тягу уроженцев России к Европе, обладающей признаками истинной суши - твёрдостью и определённостью очертаний?

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Александр Говорков

Александр Владимирович Говорков родился в 1956 году. Окончил Первый московский медицинский институт им. И. М. Сеченова. Член Союза писателей Москвы, поэт и прозаик. Стихи и проза публиковались в...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ПИСЬМА ВЕНСКОМУ ДРУГУ (Патерик), 60
МОНСТРЫ ПОДРОСТКА САВЕНКО (Критика), 14
НА СВЕТЛОЙ СТОРОНЕ.(Памяти Леонида Шевченко.) (Поэзия), 8
ВЕЧЕРА НА СУЩЁВСКОМ или почему Бунин не иллюстрирует Бунина. (У грота Эрота), 3
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru