Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Алёна Щербакова

г. Одесса

«ТО ЛИ РУКИ ЭОЛА КАЧАЮТ УПРУГИЕ РЕИ…»

Рисунок предоставлен автором стихов

* * *
Беспечный Адам в тени кипариса,
Сколько твоё одиночество длится?
Тем, кто твои перелистывал лица,
Не грызть философский камень.

Лето почти… и время не лечит,
Что там теперь в Раю твоем, вечер?
Скоро на встречном троллейбусе – в вечность,
Жди меня на границе;

Вылепи сердце мое из глины,
И снова разбей - каменным клином.
Мир, объясненный наполовину -
Ландшафт не засеяли речью

Пришельцы с Востока, по сети ловчей
Снимаясь с лесов вавилонских досрочно,
Знали бы, как безъязыко под почвой
Память текла в глубинах…


* * *

В керамический Крым затяжные дожди голосят,
Как в нагревшийся колокол хор звонарей-цикад.
Изменённый сосуд, обозначенный Южный крестом,
Как большой затонувший корабль под прогнувшимся дном

Бытия, что открыло прореху под тоннами грез
Капитанов, затерянных в белых полях тубероз.
Так и я, оказавшись на палубе в чреве ночей,
Судовых их журналов и долгой бессонницы чтец.

Чьей свободы в тебе? Я с тобой замечаю родство
По изгибам колец - тонких змей, обнимающих ствол,
И приветствую боль, - память лет из деревьев и трав,
Потускневший портрет бытия в скорлупе из оправ

Каждой прожитой эры под огненным флагом вождей;
Это эхо твое из одних бесконечных дождей,
Что разлилось потопом, наполнив глиняный остов;
Это мой не приезд, это твой несмолкающий зов.


АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО

Аргентинское танго - навзлёт, навзрыд,
Черных платьев качающийся надрыв,
С поворотом лиц - тени падают ниц,
Каково едва по земле скользить?!

Аритмия сердца - обратный отсчёт,
Поворот - полет - поворот - вне нот,
Обречённость рук, обнажённость фраз,
И ты ближе, чем нужно - вдвойне, сейчас.

Кто же знает - как долго щадит огонь,
Но в твоей ладони - моя ладонь,
И уже вплотную друг к другу - анфас,
Плечи выжжены солнцем и углем глаз…

Аргентинское танго – и ветер в клочья,
Дробный шаг, накаляя, взрывает ночь,
Так, наверно, танцуют в последний, так
Продают душу Музыке за один такт.


КАК ЯГУАР

Как ягуар в прыжке задержанный,
Лето выследило пятнистое,
Пляшут в зрачках его дальние демоны,
И обжигают зрачки, и отрывисто -
Хочешь, не слушай, а хочешь – кружи, круши,
Дерзкое, дикое, яркое, душное -
Плавит, стекает в ладони с вершин.
Шепчется травами, чёрное, голое
Жжёт заклинания в сердце мне смолами.
Вороно. Хищник душу украсть мою
Хочет - знакомы и мне превращения.
Медленно пьёт моё одиночество
Сквозь тростниковую трубочку времени.


НА ТЕБЕ

На тебе антрацитовым вечером смех леопарда,
В тротуарах зарытый секрет,
Хищных звёзд алкоголь и эффект перепадов
От людей, в Интернет;
На тебе никотин насекомых, молекулы амбре,
Переулочный сюрреализм пистолетов и стрел,
Амальгамовых бус бестиарий; в декабрь
Миокард леопарда в наскальное фото смотрел.


* * *

То ли руки Эола качают упругие реи,
То ли волны легки, ожидая косящийся вал.
Возвращенья сулят только мифы об Одиссее,
И водящему ясно, зачем приноравливать трал.

Если право на храбрость – лишь выкуп за несшее мимо,
А любая печаль не начнёт сеять смуту в умах,
Так не ново, как жест навсегда уходящих любимых,
И так явно, однако, нелепо, как свет при пожаре в домах.

Ты едва не призрел в этом знак, прежде было скитанье,
Били ветры внахлёст бёдра лодок, и жарил дно Феб,
И при чём тут война, объясни, и при чём здесь изгнанье,
Если твой ученик применяет названия рек?

А Гомер? Что Гомер, он всё занят морскими путями,
Проверять такелаж не забота для мифов и муз;
Он допишет главу – волны пениться будут за нами,
И найдётся Улисс, и вернётся куда-нибудь, пусть.

Рисунок предоставлен автором стихов

* * *
Каллиграфия птичьего взмаха крыла
Вдоль прохладной, эмалевой дали небес.
День спустил удила – и тугая стрела,
Ни добра, и ни зла, обозначила весть.
Я пишу заострённым крылом птичьих стай,
Выходя оглянуться на берег с холмов,
Там, где тени прозрачны, а осень густа,
И где ты не услышишь ни всплеска шагов,
Ни биенья крыла…только росчерком птиц
По холодной, осипшей от ветра, стране
Я на миг промелькну, зацепившись в окне
Твоих глаз о задумчивость улиц-убийц.


* * *

Город, я буду прощаться с героем.
Задуй все огни на ладонях порта,
Лишь гул маяка и ветер с Норда
Оставь. Мой пульс опасно ровен.

Сделай вид, что тебе не хватило патрона,
А в доме напротив погибли не мы,
Отравлены воздухом разряжённым
В центре циклона слов немых.

Город, я буду прощаться, бескровно,
Отправив фрегаты за моря барьер.
Пишу ниоткуда, с…обрыва миров,
С песчаных карьеров секунд, курьером

Из пограничной зоны войны,
Пополнив твои леденящие списки,
Ад беспримесной твоей тишины
Выдернув из-под любого регистра.

Только старайся не дать мне повод,
Искрой мелькнув на линии порта.
Города электрический провод
Протянут по центру моей аорты.


ОДА СНЕГУ

Снег канул, напившись, как вор
Соком надтреснутых ягод;
Льется по горлу гор
Лавой багровый паводок.

Счастья взведен затвор -
Целишь призракам в спины.
Вот и зимний эскорт.
Как тебе на чужбине?

Киноплёнкою поездов
По временной спирали -
Ранен ли? Так ли нов?
Слезы взгляда не старят,

Ведь в одиночке души
Память всего лишь ссылка,
C личный камерным шифром
Внутри часовой копилки.

Зуммер окраин впусти
Эхом шагов в поле зренья,
Гаснущий объектив
Перехватив у тени.


ГОРОД

…У меня телефонов твоих номера…
О.Мандельштам


Протяни мне свой город, пронзивший насквозь
Отчужденьем каналов и каменных поз,
Где кусающий северный ветер - форпост
За оградами в полный рост.
Мы срывались – построчно – с его этажей
В потаённой гортани прозрачных теней,
Чтоб отчаливать нерпой в густевшую мглу,
Точно лёд, пробивая железный валун.
Город, раненный сном, опрокинул наш взгляд
В глубину отреченья, как полый снаряд,
Заколов нежность лет медным шпилем разлук,
Прирастающих к улиц сырому нутру.
Так стреляй мне обоймою окон в глаза,
Оживлять заставляя – и вновь исчезать…
Чтоб не видел, как каждое слово горчит
Мой тревожный связной, мой невидимый гид.


* * *

На лицах улиц декадентство дерзких,
И призраки серебряного века,
И горельефы, чья размыта резкость;
Вся улица - «Бродячая собака»,
И денег в сумке точно кот наплакал.
Клуб суицида, чтенья и бьеннале, -
Вот современность – горсть святого праха.
Налей мне, ангел, слов на карнавале,
В распахнутое горло вечной жажды,
Чтобы ещё родиться не однажды,
Чтобы на следующем опознали…


* * *

Этажи, перекрёстки, числа…
Кто-то названный и пречистый
За спиной у меня и в домах.
Горизонты, лестницы, диски…
Высекая из камня искры,
Не сойти бы с письма.
И привидеться тем, кто может
Русской сказкой себя тревожить,
Маяковским себя лечить,
Улюбивших себя хандрою,
Западавшими на героев,
Загадавшими на ключи.
В зеркалах моих пух да перья,
Кто виновен в них – шут, или маг,
Что в эпоху большого неверья
На руках моих запах потери,
Недочитанного письма….

Рисунок предоставлен автором стихов

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Алена Щербакова

Родилась в 1976 г. в Одессе. Окончила Одесское художественно-театральное училище им. М.Б. Грекова и факультет романо-германской филологии Одесского государственного университета им. И.И. Мечник...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

НАД ХЕРСОНЕСОМ ПАР ГОРЯЧИХ ВИН… (Русское зарубежье), 103
ТО ЛИ РУКИ ЭОЛА КАЧАЮТ УПРУГИЕ РЕИ... (Русское зарубежье), 79
МОЙ ТАНЕЦ. АВТОГЕОГРАФИЯ. (Русское зарубежье), 79
ОТЗОВИСЬ, МИЛЫЙ ДРУГ, ОЧНИСЬ… (Русское зарубежье), 70
КНИГА ХОЛМОВ. (Русское зарубежье), 66
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru