Проза
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

Евгений Цымбалюк,

г. Николаев

КАРТИНА С ВИДОМ ЭГОИЗМА

Сегодня побывал на выставке художницы, редкое имя и громкая фамилия которой мне ни о чем не говорят. В провинциальный южный городок она приехать не смогла, одарив нас исключительно наличием своих работ.

По размерам наш город не больше одного из районов Москвы. Ясное дело, экспозиция заранее обречена на успех. В интригующих предвкушениях оценить снизошедшую с небес мегаполиса звезду местная богема толпами валит на выставку. Все уверены в неминуемом успехе и божественном таланте москвички еще за два квартала до галереи.

Искусствовед гордо, с распирающим ноздри восторгом объявляет название выставки, незамеченное мной на входе: "Искусство пышных форм". Пробиваясь сквозь вспотевшую от духоты и оттого смердящую парфумами толпу, вспоминаю, что я знаю о пышных формах, кроме прожорливой соседки, Монсеррат Кабалье и лозунгов: "Все на борьбу с целлюлитом".

Шурша извинениями, добираюсь до уголка, откуда можно разглядеть стену с картинами. Вижу тонкие, помятые картонные листы, небрежно прикрепленные к фанерным прямоугольникам.

"Искусство пышных форм", - доносится до меня сквозь толпу. Изучаю картины. Художник работает грифелем, кое-где разбавляя толстые плавные линии блеклыми полутонами акварели. Изображено нечто ужасающе непонятное. Через силу отвращения рассматриваю пухлые окружности, перетекающие жидким тестом в подобия ног, различаемых только по вывернутым ступням. Подгоняемый инерцией привычки, пытаюсь отыскать человеческие фигуры, кому, по идее, и принадлежат "формы". Но мне, смертному, не суждено познать секретов высшего мастерства.

"Художник всячески старается отойти от привычного реализма, стремясь изображать динамику событий, их эмоциональную подоплеку", - приводит меня в чувство голос искусствоведа и тут же швыряет в омут негодования.

Неужели этот идиотизм поддается объяснению, рискуя отозваться на кличку "искусство"? Боже мой, "специалисты" ищут смысл в бесформенно изогнутой пластилиновой (жировой?) массе, застывшей на куске картона. Да она способна вызвать эмоции только у психотерапевта, который, уверен, подтвердит не талант, а диагноз. Люди мнят себя экспертами, живо обсуждают впечатления, расшибая лбы в поисках сокрытого смысла. Другие же отмахиваются, мол: не ищите его. Он известен исключительно автору. Лучше насладитесь движением...

Впору смеяться! Как же глупо искать смысл там, где его попросту нет. Это шутка. Одна большая шутка, называемая современным искусством. Искусством пышных форм. На меня не смотрит с холста надменная "Вирсавия" Рубенса или робко зовущая "Обнаженная" Ренуара. Не тянется ко мне рукой "Даная" Рембрандта. И мраморных фигур олимпийских богинь, рожденных гением Фидия и Скопаса, тоже как будто не существовало. Никто не собирается и переосмысливать, дополнять, экспериментировать, удивлять. Есть паршивый, мутный поток подсознания, призванный шокировать, бить в точку между ног, где, по мнению автора, зарождается ощущение эпатажа. Какая-то московская художница, не присутствовавшая на собственной провинциальной выставке даже в виде фотографии, заблевала меня с ног до головы своим извращенным талантом.

Слышу, говорят, она якобы худая... Что ж, тем хуже. Значит, вывалила на бумагу затаенные с детства страхи или комплексы. Полюбуйтесь. Вот оно, искусство сегодня и сейчас. Картины - как родившиеся на свет полумертвые уродцы. Их матери, по сути, плевать, что скажет зритель. Она изобразила то, что пожирало ее изнутри. Соскребла грифелем самые ржавые стенки котла своей уши. Теперь наша очередь переживать за нее, испытывать чужие мучения. Но, увы... Ни черта не понять, и чувства мои навсегда останутся холодными. С гордо поднятой головой мы входим в эру творческой импотенции. Художник рождает картины с заведомым безразличием к людям. Он пишет их не для нас, а для себя. Главное, откопать в себе побольше грязи. Она сейчас в особенном почете. Ей можно писать лучше всякого масла.

Художники становятся все более эгоистичны. И в скором времени они даже сами не смогут объяснить своих работ.

***

Возвращаясь с выставки, на перекрестке у дома встречаю друга. Давно не виделись, хотя живем в соседних дворах.

- Ты домой? - спрашиваю его.

- Да. Ты тоже? Так идем...

По пути разговариваем, бессовестно перебивая друг друга. Что-то собирался ему рассказать... Столько всего собирался, но забыл. Смеемся. Замечаю, навстречу идет девушка. Друг говорит, она недавно переселилась в наш дом. Уточняет: она самая красивая. По сравнению, с кем не уточняю я.

Друг останавливается. Обласкивает ее кучей дежурных, пошлых комплиментов. А в глазах - поза 69. В левом "6", в правом "9".

Опомнившись, друг знакомит меня с девушкой. Спрашивает, куда идет? - Обувь ремонтировать? Далеко? О, да ты одна по темноте? Давай я с тобой. Проведу... Ладно, я пошел... Пока...

Я по-прежнему иду домой. Друг возвращается с добычей к перекрестку. Искусство эгоистично. А мы?

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Евгений Цымбалюк

Родился в 1982г городе Николаеве, что на юге Украины. В настоящее время учится заочно. Уже больше двух лет работает по специальности в местной газете.. Писать прозу начал с двенадцати лет. В 1998 го...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

КАРТИНА С ВИДОМ ЭГОИЗМА. (Публицистика), 41
ПРАВДИВАЯ КОЖА. (Проза), 32
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru