Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Лета Югай

г. Вологда

«А У СТАРОГО ЗА СПИНОЙ ЗАПЛЕЧНЫЕ ГОРОДА…»

* * *

Я не могу выстроить замок, начиная с южной стены:
Станет тепло, потянутся косяком перелетные сны.
Летовать, где тебе не рады — скверный маршрут.
Увидев преграду, они свернут.
А на севере, откуда родом четверть моей души,
На цветах особые мыши пересвистываются в тиши.
У них горлышки соловьев, у них крылышки на спине.
Их и так-то почти не слышно, а через стену — и вовсе не.
И ежеутренне стороны света грозят друг другу войной,
И каждая меня приглашает к своей чудной стране,
Берет в крайние жители, хотя бы с одной стеной.
Но у меня нет ничего, и я не вижу смысла в войне.
А вчера жираф с востока, сказал, что он бы пришел
Жить в мой дом, но не в чистое поле, открытое всем ветрам.
Куда можно поставить диван, да тот же письменный стол
В комнате из панорам?
Вот я и ворочаю камни, ношу кирпичи, известковый шпат
В честь его рыжих пятен — каждое в форме материка.
Я б закрыла витражными окнами запад, но как же тогда закат?
Ушла бы в пещеру, но мир так манит издалека.


Из цикла «Записки странствующего фольклориста»

ЛЕШИЙ

Он идёт выше всех деревьев, подобен чёрной горе,
У него на руках морщины, глубокие трещины на коре,
Нереальный, как будто ландыши в январе.

У него между пальцев мох, на коленке гриб моховик,
Под лопаткой гнездятся совы, но к этому он привык,
Он несёт в руках девочку, дедушко-лесовик.

Её мать в сердцах сказала: «Леший тебя неси!»
Вот тряпичной куклой она на ветках его и висит,
По щекам её листья бьют, дождичек моросит.

И ей чудится: руки его становятся горячей,
Она пьёт его речи – чистый лесной ручей.
Так носил её над землёй тридцать дней и тридцать ночей.

Это вам не соседские парни, не сестрин жених балбес.
Он был ангелом, а потом падучей звездою – недаром бес.
Кто куда попадал: в овин – овинник, в баню – банник. А этот в лес.

Он был ангелом, но сгорел в атмосфере и почернел,
У него под кожей земля, под землёю мел.
«Слушай, девочка, как ты мила, как личика сахар бел».

Вынес прямо к деревне. Бабы нашли, кричат:
«Похудела-то как: одни глаза, да кости торчат!»
... И пошёл к лешачихе, собирая орехи для лешачат.

ЗАКЛИЧКА

Под руки с сестрами или поодиночке
Ходим поглубже в лес, повыше за облака:
«Дай, Голосёна, голосу! Хоть бы строчкой
Дай докричаться до дальнего далека!

Дай, Голосёна, слова вместо обновы,
Слога на всю дорогу, слуха дай, светлый дух!»
И Голосёна выносит птенчика чуть живого:
Щебет, косточки, пух....

«На же, корми его бабочками дневными,
Будет те голос, девка, как встанет он на крыло».
С сестрами кличем охрипши родное имя:
«Маша! Ау, ау!» В какую глушь завело...

РОСПИСИ

Красное, ржавое, выцветшее, льняное…
Чувствуешь, поворачивается колесо?
Вечер – огромный зверь – обедает мною.
Ужас конца становится невесом.

С прялок, с домов с нарисованными часами,
С досок икон неуклюже спрыгивают впотьмах
Львы лупоглазые с вытянутыми носами,
С куцыми чёлками, с розами на хвостах.

На позвонке кита, выброшенного приливом,
Старом, огромном, словно дуб вековой,
Иконописец по кости вывел святых и диво,
Чудо морское с кудрявою головой.

Рядом с Ионой смотрит глазом цветочным
На корабли, в страхе жмущиеся к скале.
Восстановить по косточке позвоночной
Образ чудовищ, не виданных на земле,

И приручить, увить резными кустами
Южного зверя на северной полосе...
Вечный покой, кто может его представить?
Кто видел льва в наших широтах? А всё же малюют все.

НАИГРЫШ

Ходит по небу пастух, обут в густые меха.
Его почти не видать в тёмном небе густом.
Он улыбкой похож на нашего пастуха,
Только телом чёрен, да крутит тонким хвостом.

Его рожа небесная полнее каждую ночь,
Всех коровушек ясных Звёздочками зовут,
Ну а день переждать он их уводит прочь,
Лишь светлеет небо, алеет небесный кнут.

И тогда наш Гриша идёт по земле, обутый в росу
Принимает смену, Алёнок и Зорек выводит в свет:
Барабанку слушать и день летовать в лесу,
Лешачихам от домових передавать привет.

УСТНЫЙ РАССКАЗ

1
Думала: «Господи, поштё он умер,
Штё бы показался, штё бы пришел».
Дума-то дурная, молодая ещё,
Много силы в этакой думе.

Вот я иду на погост, а там
Гроб качается у церковной крыши,
Поднимается выше, к самым крестам.
Но спустился, милый из гроба вышел.

«Коля, – зареву, – пойдём домой». «А пойдём,
Только отпрошусь у нацальника одного».
Вот мы заходим в казённый дом.
Двери, коридоры, и никого.

Двери, коридоры, и кабинет,
Там мужик – красивый, рубаха белая.
«Штё, – реву, – да как? Отпустили, нет?
Как я без тебя? Штё теперь мне делать?»

«Не реви, – говорит он, – бежим скорей».
Побежали мы через лес и поле,
Крепко руки сжав до самых дверей,
Вот уж дом, и порог – глянь, а нету Коли.

Просыпаюсь я, свекровь смотрит строго.
На дворе уж рассвет, пора начинать дела.
«Матушка, – говорю, – ведь Колю вела-вела,
На крылечке он, да не перейти порога».

2.
Слышит в первую ночь: ходит он по избе.
Она жмёт к груди младшего паренёчка.
Походил, ушёл. Она молчит, при себе
Держит думу свою, свою смутную ночку.

На вторую пришёл, полом скрипит,
Да уж стал задевать её, гладить стал со спины,
Она прижимает сына. Свекровь с ребятами спит,
Да блестит подоконник в свете мёртвой луны.

В третью ночку опять, и ложиться стал,
Так тихонько ложится к ней, обниматься хочет.
Побежала к тётке она, в дом у моста:
«Ведь приходит Коля мой, уже три-то ночи!»

«Душегубица! – тётка как закричит, - Штё надумала? Ксти
Двери, окна, порог. Я те дам! Кстись! Ой, беда, беда…»
Нашептала над ней: «Отпусти его, отпусти».
И уж больше он не бывал. Не было никогда.

ХОРОВОД

А у старого за спиной заплечные города,
За душой семицветная башня, там потайные двери
В золотое царство, леший знает куда,
Человеку про то неведомо, остаётся на слово верить.

А молодой гибок, что ивовый прут, мягок, как лис,
У него глаза – халцедоны, губы – ножи.
Он боится сказать очевидное, голос уходит вниз,
Отплясывает фигуры, выделывает виражи.

А девица думает: я не хочу выбирать сама,
Кому я сегодня бела-хороша, кому лучше всех.
Чтенье по кругу, научный спор, запредельные терема –
Та же игра-хоровод. Ток по рукам словно скрытый смех.

Называй, царевич, кто тебе в этом круге мил,
Кланяйся ниже, здоровайся крепче, слава вам и почёт!
Хочется отплясаться до полной потери сил.
Главное вовремя разойтись и обнулить счёт.

Из цикла «Северные цикады»
(Ферапонтовские хайку)


* * *

крыши в тумане
плавают парусами
белые ночи

что остаётся
за пределами слова
видит художник

берёзка растёт
в кирпичах церкви трепет
клейких листочков

любимым поют
лягушки и соловьи
а слушаю я

на углу дома
белое полотенце
плачет кукушка

лодки в осоке
бабочка пролетает
короткое лето

сахар просыпан
карта звёздного неба
лимончик луны

голубка с крыши
глядит на деревню
живой охлупень

Ферапонтово
стрекотание цикад
звон колокольный

колёса стучат
ровные ели бегут
глупое сердце

синица в небе
обернулась луной
свет упал в руки

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Югай Елена

Настоящее имя – Елена. Родилась в Вологде в 1984 г. Окончила Литинститут им. Горького (семинар А.Василевского) и филологический факультет Вологодского гос. пед. университета. Аспирантка МПГУ. Преподает в Вологодском педагогическом колледже мифологию и древнерусскую литературу. Публиковалась в вологодской периодике, газетах «Новый Петербург», «Трибуна», «Литературной газете»; в журна...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ЛЕНОК ЦВЕТОМ СИНЬ… (Поэзия), 148
А У СТАРОГО ЗА СПИНОЙ ЗАПЛЕЧНЫЕ ГОРОДА… (Поэзия), 143
ДНИ ПЁСЬЕЙ ЗВЕЗДЫ. (Поэзия), 082
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru