Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Александр Евсюков

г. Щёкино (Тульская обл.)

ЗВЁЗДНЫЙ ДЕСАНТ

Рассказ приятеля

Разбудили меня звонки. Оди-и-и-ин... Второй. Тр-ретий. То есть не то, чтобы совсем разбудили, но заставили истошным верещанием поднять голову, раскутаться и, не нашарив левого тапка в холод, пошатнуть тумбочку, устало матюгнуться, коридорчиком к мутному "глазку", ожидая галопного топота и смеха уже откуда-то снизу: ...вынули, мол! Достали.

Но ни топота, ни смеха я не дождался. По ту сторону "глазка" боком стоял, странно ухмыляясь, человек в куртке и в надвинутом на лоб берете. Его профиль показался мне знакомым - я откуда-то знал это лицо. А лицу, получалось, был известен мой новый адрес... Чуть переждав, пока рука снова не потянулась к кнопке звонка, я отщелкнул оба замочных оборота, одновременно включив свет.

- Ну, скажу, у вас и город... - он шагнул через порог и я узнал его. - Дела!..

Это был Костя из города С., мною и всеми его здешними знакомыми прозванный Десантником.

Он пронёсся взглядом по вешалке, верху стен и белёному потолку:

- А ничё у тебя. Тепло и сыро! - Прихлопнув дверь и, наконец, найдя уместным протянуть руку: - ЗдорОво, кстати! Не помешал?

- Да, ч-чего уж...

- Ты извини. Который там час?.. Пятый?

Я кивнул, хотя сам не знал, и уточнить ближе кухни было негде. Ну, пятый - не пятый, что меняется-то? И, наконец, немного пригляделся к виду гостя. Вид был странный. Расшнурованный ботинок. Заляпанная подсохшей грязью куртка, один рукав которой держался только на кожаной ленте и на честном десантном слове. Сизо-фиолетовый фингал от левой скулы до носа. И ничего с собой.

- У вас учения, что ли?

- Почти, - осведомил Костя, скинув ботинки и сворачивая в кухню.

Я проследовал за ним.

- Накатить-то есть?.. А, хозяин? - продолжил он, обосновавшись у стола и зыркнув честным правым глазом.

Врать я, по любому, не умею – у меня было.

Отшвырнув пробку за плечо, Десантник наполнил оба стакана и, чокнувшись так, чтоб не выплеснуть ни капли, отчеканил:

"Дай бог, не последняя!"

Продышавшись и отставив посуду, я понял, что отвык от таких доз.

- Ну, слушай... - приоткрыв форточку и закурив, Костя заговорил.

Со слов получалось так:

Перед самым отлётом на малую родину оказался он на фуршете. Недалеко здесь, глянув в окно, он даже указал ладонью направление: Там. Хороший был фуршет. С сослуживцем повстречались, в одной роте начинали, тот уже в подполковники выбился, но - свой мужик, обо всём, как и раньше с полуслова. Про самоволку в весеннем Краснодаре и как потом с ротным разговаривали, про знойных баб вспомнили, за жизнь вообще. Жратва горой ... Музыка... За меня вот ему сказали, что хату снял, адресок пробили. Кто пробил? Да не суть...

А суть в том, что - время вышло. На часы глянул десантник наш, поднялся: всё, братва лихая, пора на борт загружаться и – в бессолнечный город С. Обнялись, как водится, распрощались. Тачку до аэропорта вызвать предложили. Но отмахнулся он - недалеко ведь, башку проветрит заодно. Вышел - и всё ему жарко кажется. Дальше - вдоль забора, пустырём, дождик крапает. Двое навстречу, и оба какие-то неприметные. Один… в кепке?.. Другой - под капюшоном вроде… Отшагнули в разные стороны - пропускают его. Ну, время не ждёт, он между ними и протиснулся уже, но тут справа как ухнут железякой по темени. И в грязь носом… чавк... По карманам пошарились, часы отцепили, ушли. Без звука, даже закурить не спросили.

Поднялся он, голову сзади потрогал. Цела. Сумку поднял, когда падал, под ним оказалась. Вышел с пустыря на свет - окна вокруг, за окнами люди. Огляделся, соображая. Билет, вложенный в паспорт, где-то с собой, в сумке. Тачку надо ловить, в аэропорт ехать. Может, рейс задержали - тогда ещё и улететь получится.

Вышел на дорогу и тачка выруливает, как по заказу. «Девятка» в тонировке. Упускать её нельзя. Руки раскинул и во всю глотку:

- СТОЙ!..

Притормозили.

- В аэропорт надо. Быстро. На месте - сочтёмся!

За рулём кабан здоровый, но вежливый:

- Понимаешь, дядя, - говорит, - нам ехать надо. - И на соседа кивает. Тот из себя ещё здоровей и в тёмных очках среди ночи. - А порт твой со-о-ов-сем в другую сторону.

Ну, Костя думает: я не я, если не сторгуюсь. Не было такого, чтоб борт без него улетал.

- Да вы чего, парни?.. По вам же видно – не откажете! И я долгов не забываю.

- А нужны нам твои долги?.. – это опять водюк. Второй молчал, только очки приспустил чуть.

- Ну, кого я ещё в такое время поймаю?.. - и в дверку крепче вцепился. - Мужики, ну русские вы?.. Совесть-то у вас есть?..

- У нас дела есть. - Это вместо совести, мол. И всё на этом. Типа, отваливай.

- Да какие дела у вас, ***звонов, ******* - не сдержался Костя, прорвало. - У меня вот...

Но вразумить их всеми доводами не успел. Из машины, что-то рыкнув, выскочил Молчун, а следом Вежливый. И первый, приближаясь, помахивал битой, а второй нацеплял на пальцы сверкнувший зубьями кастет.

Костя, предчувствуя замах, увернулся, но тут же, с другой стороны что-то увесисто влетело ему под самый глаз.

- Не понял, дядя, по-хорошему... н-На!

Костя метнул сумку в ближайшего и рванул поперёк газонов. Чьи-то пальцы хватанули его за плечо, не оборачиваясь, он ударил локтем. Рукав затрещал всеми нитками, но чудом не оборвался.

Свернув за угол, в какую-то подворотню с мусорными баками, он по внезапной тишине понял, что ушёл, оторвался! Только это и могло порадовать… Из баков воняло. Он двинулся обратно.

Никого. Нигде. Ни тех двоих, ни машины, ни сумки. Дождик перестал. Приложив ладонь к глазу, он побрёл по дороге.

Это было слишком для любой ночи.

Он остался один, в чужом городе, без чего-либо подтверждающего, что он – это он.

Пройдя так сколько-то, он разглядел название улицы, вспомнил про данный ему адрес и, сообразив, что это недалеко, нашёл меня. Остальное – сам вижу.

Я видел.

Со спинки стула свисала оборванная куртка. На столе пара пустых стаканов. Огрызок огурца. Избитый и дважды ограбленный человек, которому сегодня точно некуда податься.

- Там, в комнате, диван есть. Матрас дам, одеяло, подушку. Устроит?

- Вот в тебе - не сомневался!

Я уклонился от распахнутых объятий. И добавил:

- Как быть - вечером подумаем. Мне на работу скоро.

Вечером я возвращался домой со смешанными чувствами.

Во-первых, на работу всё-таки опоздал. Во-вторых, весь день чувствовал себя не только не выспавшимся, но ещё и вдрызг пьяным. В-третьих, убедился, что единственное сносное место пребывания для меня – это «курилка». Как следствие, в-четвёртых, после полудня начальник стал особенно подозрительно коситься в мою сторону и только под этими взглядами я ненадолго выпрямлялся с видом бодрого энтузиазма.

Но зато во-всех-остальных, я мог теперь собой гордиться. Приютил, не дал пропасть другу юности. Напоил, подкормил, храп послушал. Ну, это всё, как и противная осенняя погода - только детали... Продукты в холодильнике, и денег я Косте оставлял, делать ему, по моим прикидкам, было нечего, так что, может, и ужин готов? Сейчас бы чего-нибудь горячего!

Поднялся по лестнице на свой четвёртый, и уже потянулся рукой к звонку, когда увидел…

На двери - листок с печатными буквами. Синим по белому в клеточку:

«ЕСЛИ ТАКАЯ ХУ… НЕДОРАЗУМЕНИЕ ПОВТОРИТСЯ, ТО МЫ БУДЕМ ЖАЛОВАТЬСЯ. И ВАС ВЫСЕЛЯТ В ТЕЧЕНИЕ 24 ЧАСОВ»

Подпись: «СОСЕДИ»

Я открыл своим ключом и вошёл с твёрдым намерением узнать, что за ху… не должна повториться.

- Ну, выбросил пару бутылок! Ну, да – с балкона… Так – не убил же никого?.. Попугал разве.

- Ну, так нельзя. Мы же в городе, ни где-нибудь. И ещё – в чужой квартире!..

- Да понял, понял. Порох-то не трать!

- В вашем С-ке, что – про мусоропровод не слышали?

- А чего ещё делать-то было?! Гитары нет! …У тебя даже телик не показывает!

Недоуменным взглядом я ткнулся в угол. Ещё вчера вечером телик что-то показывал. Теперь же, в центре экрана появилась светлая точка, сморгнула и снова покрылась цветом траура.

- Ты что с ним сделал? Я для того тебя сюда впускал?

Он ответил мне таким пристальным взглядом, будто разглядывал на лбу клеймо предателя:

- …Не понял! Ты что - меня выгнать собрался? На улицу?.. В холод?.. Под дождь?..

Низкие тучи висели над лужами. На безлюдном дворе мокло несколько чужих машин.

- Да не… – успокоил я. – Нас вместе выгонят.


Ночью мне снова было не до сна. Бравурный храп не смолкал. Диван стонал всеми пружинами. Вот и получается: человека знаешь и не знаешь. Да, в прошлом мы много раз по полночи гудели в одних компаниях. Да, мы вместе пили и закусывали одним и тем же или не закусывали вовсе. И даже, кажется, ухлёстывали за одной девицей (не помню, как её звали). И был грех – я, не имея голоса, подтягивал его песням. Но я никогда раньше не спал с ним в одной комнате!

Покрутившись с боку на бок, окликнул его: «Кость!» Подошёл, ткнул в бок. Он так и не проснулся. Храп на секунду смолк, а потом стал ещё бравурнее.

Я натянул брюки и выбрался на балкон. Прихватил было с собой пачку сигарет, но, передумав закуривать, сунул её в карман. Луна виднелась между крышами. Вылетевший из порта самолёт с рёвом взбирался по ночному небу. Набрав высоту, он удалялся, чтобы стать лишь далёкой мерцающей точкой где-то на северо-востоке, и гул его становился всё тише, пока, наконец, совсем не смолк.

Очень могло быть, что летел он именно к городу С.


От расспросов на работе: «как же быть с моим гостем?» толку не было совсем. Меня выслушивали, чесали в затылках и поочерёдно разводили руками. Кто-то посоветовал запихнуть в чемодан и оформить контейнерной перевозкой. Правда, припомнил я, сам гость вчера объявил, что позвонил одному человеку и этот человек решит все его проблемы.

Отпросился, уйти пораньше. Перед тем, как ответить, шеф спросил, готовы ли отчёты за месяц? Я уверил: почти. Отчёты готовы не были, и моей голове было не до них. Шеф покачал головой, как будто засомневался, стоит ли мне возвращаться обратно.

Вышел из конторы. Погода была лучше, чем вчера. По мере приближения к нужной станции метро, к улице, к дому моё беспокойство нарастало. Даже хотел зайти за угол и посмотреть, что там сегодня под балконом. Но, переборов искушение, пошёл сразу наверх.

Записок не было. Из глубины квартиры доносились гитарные аккорды. Входя, я подтолкнул дверью пару женских сапожек, стоявших сразу за порогом. «Так! Он уже и девок водить начал!»

Не разуваясь, я проскочил в комнату. Но увидел не совсем то, чего ожидал. Костя с гитарой по-турецки восседал на моей кровати. Перед ним, подставив табурет совсем близко, сидела роскошно одетая женщина и неотрывно смотрела на него.

- Это Аллочка, она из Австрии, - заметив меня, объявил Константин. – а это мой хороший приятель такой-то…

Аллочка оторвалась от созерцания и, повернув голову, поглядела куда-то сквозь меня.

- Что? Это? Всё? Значит?

Пропев ещё куплет, Костя лениво бросил мне в ответ:

- Я же тебе говорил. Позвонил человеку. А человек – вот. Моя любимая и можно сказать – единственная. Только вот живёт далеко… - он вздохнул.

- Гляди – мне одёжек накупила! А то говорит, выгляжу плохо…

У противоположной стены стояли чемодан и дорожная сумка.

Аллочка подошла к окну и, поднеся мобильник к уху, запросила немедленно такси.

- Успокойся. Сейчас всё будет. Твои вещи пока не нашли, но мой знакомый в авиакомпании обещал всё устроить. Если нет – найму машину.

Я рассмеялся, представив себе водилу, который согласился бы тащиться из Москвы чуть ли не до самого Полярного Круга.

- Что-то не так? – произнесла гостья стальным голосом. Казалось, она только сейчас соизволила заметить моё присутствие.

- Да нет, я о своём. Вспомнилось… - В самом деле, всё зависело от предложенной суммы.

Я отошёл на кухню, поставил чайник. Тем временем Костя переоделся. Фингал его почти зажил. Так что выглядел он вполне презентабельно.

Алле позвонили.

- Такси у входа, - сообщила она. Прихватив вещи, распахнула дверь и, не прощаясь, вышла.

Костя повернулся ко мне:

- Слушай, вот – гитара. Это соседа твоего, который напротив. Он через час зайдёт. Правда, тут две струны оборвались – ну, ты же меня знаешь, заигрался. Вот! Будешь у меня в С-ке – в гости заходи!

Пожав мне руку, он вышел. Я остался стоять с гитарой, не имея ни малейшего понятия, ни что сказать соседу, ни где за час добыть две новых струны?..

Австриячка где-то внизу спускалась с сумкой через плечо и с чемоданом, постукивавшим о прутья перил. Костя последовал за ней вдогонку.

Из окна кухни я мог видеть, как на выходе из подъезда уже он выходил с чемоданом и с сумкой, как закидывал их в багажник такси, как открывал дверцу перед Аллой, и даже то, с каким победоносным видом она усаживалась туда.

Рядом с ней был настоящий мужчина.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Евсюков Александр

Родился в 1982 г. Окончил Литературный институт им.Горького. Публиковался в альманахах «Тула», «Парадоксы чувств», «Михайловские чтения»; на литпортале «Точка. Зрения», а также в тульской периодической печати. Участник VI и VII Форумов молодых писателей России. Дипломант областных литературных семинаров молодых и начинающих авторов. Победитель конкурса «Ступени». Живет в г. Щёкино (Т...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ИЗ ЦИКЛА "БЫЛИНКИ". (Проза), 143
ЗВЁЗДНЫЙ ДЕСАНТ (Проза), 142
ДЕНЬ ПАЛАЧА. (Проза), 113
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru