Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Александр Вавилов

г. Екатеринбург

«В БЕСПРОСВЕТНОМ СЮРРЕАЛИЗМЕ НЕЙТРАЛЬНЫХ ВОД…»

КОСМИЧЕСКИЙ РЕКВИЕМ

Периоды гравитации. Там и тут –
Вселенная. Столько космосов за спиной,
Что хочется аритмию ночных минут
Умножить на тишину, а за тишиной

Построить себе из кубиков звездолёт,
Чтоб к вечеру захватить миллион планет
И тысячу невесомостей напролёт
Взросление поминутно сводить на нет.

А дальше пусть будут роботы и враги
С огромными кибер-бластерами в клешнях,
И прочие галактические хорьки,
Которых уже не раз побеждал на днях.

А можно ещё обклеить велосипед
Наклейками с мега-киборгами. На нём
Легко захватить ещё миллион планет
За утро. И сто миллионов – днём.

Но лучше всего, конечно, найти чердак,
Чтоб там развивать космические войска
И тысячей миллиардов крутых атак
Прогнать легион трансформеров с чердака.

А можно уйти из детства, купить вина
И пить его в тёмной комнате одному…
И слушать, как повзрослевшая тишина
Сама о себе молчит себе никому.

Снаружи о чём-то будет светить звезда,
Минуты анализируя по одной…
Обидно, что не поместится никогда
Теперь уже столько космосов за спиной.

РЫБА-РЕКВИЕМ

В беспросветном сюрреализме нейтральных вод
Одинокая Рыба-реквием ищет свет,
Пьёт самбуку, сама танцует, сама поёт…
Самобытна. Самокритична. Её портрет

Не писали ни Микеланджело, ни Матисс…
Не описывали ни Хлебников, ни Толстой…
Одинокая Рыба-реквием смотрит вниз,
Восхищаясь организованной пустотой.

Если кто-нибудь ей, допустим, кричал: «Привет,
Одинокая Рыба-реквием! Как дела?» –
Одинокая Рыба-реквием им в ответ
Говорила: «Никак». И дальше себе плыла,

Ибо всюду сплошная тьма, и за тьмою тьма…
Так и хочется плавником себе вскрыть живот.
Одинокая Рыба-реквием. Всё сама!
Самородок! Сама танцует. Сама поёт.

А могла бы, озорничая, без бороды
Балагурить и бедокурить внутри ночей…
Одинокая Рыба-реквием – друг воды,
Друг пиратов, аквалангистов и сволочей.

Одинокая Рыба-реквием – вещь в себе…
И саму-то её масштабы такой беды
Удручают ежесекундно, и по судьбе
Так уж вышло, что нет стихий окромя воды.

Жаль, никто ей уже давно не кричал: «Привет!» –
В беспросветном сюрреализме нейтральных вод.
Одинокая Рыба-реквием ищет свет…
А в итоге – сама танцует, сама поёт.

ПОТОМУ

А повсюду такая Россия, что просто кранты.
Так и хочется выпасть из комы с тобою вдвоём,
Чтобы жить ровно там, где простые слова и мечты
Продлевают реальность, но мы за реальность не пьём.

То есть «мы» и «не пьём» – это разные темы, но так
Тоже можно вернуться в давно позабытый сюжет…
Потому что болгарские сиги, тарзанка, чердак…
Потому что нам снова по восемь – четырнадцать лет.

Потому что в подвале – пришельцы. Зубастики, блин.
Потому что нам нужно щебёнкой закидывать их…
Потому что «Ювентус» – «Монако» – четыре один.
Потому что мои катофоты козырней твоих.

Потому что, прикинь: кто последний, тот сифа. Всегда.
Потому что сменился пароль, чтоб зайти на чердак.
Потому что наклейки и фишки. И вкладыши, да.
Потому что ты куришь, как девочка! Надо взатяг.

Потому что девчонки – гораздо глупее парней…
Потому что мы с Ленкой случайно (!) попали в кино.
Потому что мой дед… твоего сенбернара – сильней.
Потому что «пожалуйста, мама, ещё ж не темно!»

Потому что дневник «своровали» вчера на физ-ре.
Потому что я велик сегодня не дам никому…
Потому что нам стрелку забили в соседнем дворе…
Потому. Потому. Потому. Потому. Потому.

Так и хочется выпасть из комы куда-то туда,
Где легко накопить на мечты, потому что мечты
Продают в магазине игрушек, а дальше – года…
И повсюду такая Россия, что просто кранты.

РЕЙКЬЯВИК

Так и жил бы с тобой в Рейкьявике, но, увы,
Не могу, потому что занят и всё такое…
Потому что не всякий рыцарь без головы
Может ездить на неподкованной паранойе.

У меня никаких проблем – у меня дела.
Моя лошадь боится фермеров и монашек
И давно бы уже из вредности померла,
Если б знала, как я устал от её замашек.

Так и жил бы с тобой в Рейкьявике, но, увы,
Не могу, потому что светит одна тоска нам…
Потому что не всякий рыцарь без головы
Уживается с Атлантическим океаном.

У меня никаких проблем – у меня долги…
Мне всё чаще и чаще снятся тюленьи морды.
Мы с тобою ещё ни капельки не враги,
Но, по-моему, нас уже разделяют фьорды.

Так и жил бы с тобой в Рейкьявике, но, увы,
Не хочу, потому что верю в себя веками…
Потому что не всякий рыцарь без головы
Уживается с безголовыми ледниками.

А повсюду такая, Господи, благодать…
А повсюду такие гейзеры и вулканы,
Что мне хочется наше будущее продать
И на северном побережье построить планы.

Потому что не всякий рыцарь без головы
Может верить в свою Исландию до упада.
Так и жил бы с тобой в Рейкьявике, но, увы,
Не живу, потому что так нам с тобой… и надо.

ВОДОЛАЗ ОСВАЛЬДО

Старый, мудрый ньюфаундленд ищет в потёмках Добро.
Не добро как причину чего-то, а в смысле глобальном.
Он мечтал, как хозяин, служить в похоронном бюро,
И бродить меж гробами, и мыслить о самом сакральном,

Но потом передумал и начал мечтать о Добре.
А потом он уснул под сиденьем в салоне трамвая…
Ему снилось, как он зарывает Добро на заре
Во дворе профсоюза бродячих собак Уругвая.

Эти сны холодок запускали ему по хребту,
В этих снах лица были как морды, но морды – как лица.
А хозяин его, – всесторонне познав пустоту,
Завещав облигации моргу, решил застрелиться.

Да, решил, но не смог и поэтому бросил в Исеть
И себя, и свой маузер, даже бутылку спиртного…
Он родился в России, но так и не смог обрусеть,
Не поняв ни себя, ни великое Русское Слово.

Он служил в похоронном бюро, и однажды ему
Прямо в день ВДВ подарили щенка в центре «Плаза».
Пса назвали Освальдо. Сначала хотели Му-Му,
Но Му-Му не совсем подходило щенку водолаза.

Рос Освальдо как все. Как всегда. Он курил на спине.
Он любил Ренессанс и салют в честь Девятого мая…
И на карте Латинской Америки видел во сне
Чёрный вход профсоюза бродячих собак Уругвая.

Одинокий Освальдо на пристани ищет Добро,
Гордо мыслит о самом сакральном, гуляя меж лодок…
Он мечтал, как хозяин, служить в похоронном бюро,
Но позднее решил, что уж если в бюро, то находок.

КТО-НИБУДЬ УМНЫЙ

Ровненько так швея наложила швы
И разрыдалась, молвив: «Прости, сынок,
Сколько ни виться ленточке, но, увы,
Скоро её повесят на твой венок…»

Сюрреализм крепчает. А на холсте –
Строятся проститутки и города.
С той стороны вселенной по темноте
Кто-нибудь умный ходит туда-сюда.
С той стороны вселенной лишь тишина
Определяет жанры его картин.
Кто-нибудь умный купит себе вина.
Кто-нибудь умный выпьет его один.
Кто-нибудь умный выдумает закат.
Кто-нибудь умный ищет пути во тьму.
Он получил бессмертие напрокат
И, как ребёнок, радуется ему:
Пишет сороконожек и корабли,
Чистое пишет небо над головой,
Чтобы под этим небом пожить могли
Все, кто ещё хоть сколько-нибудь живой.
Кто-нибудь умный пишет порядок дней,
Запах арбуза, музыку изо льда…
В общем, свою вселенную, чтобы в ней
Строились проститутки и города.
Кто-нибудь умный, слушая тишину,
Пишет себе кошмары внутри ночей.
Кто-нибудь умный пишет себе войну,
Пишет себе ранение и врачей.

Вскрытие показало себя. Пока.
Ровненько так швея наложила швы.
Чёрный костюм и белые облака…
Сколько ни виться ленточке, но – увы.

ЛЮДИ С МАЯКА

Свет настолько утопичен, что ему пока
Темнота не надоела. Он живёт тайком.
По ночам к нему приходят люди с маяка
И, навязывая счастье, поят коньяком.

Днями он сидит у моря, вспоминает сны…
И не радуется жизни, ибо не дурак…
Он давно уже сместился к центру тишины,
Он поставил трёх дельфинов на трёхмерный мрак,

Потому что всё вторично, кроме коньяка,
Потому что веры мало, а богов – не счесть…
Но пока к нему приходят люди с маяка,
То хотя бы есть надежда, что надежда есть.

Остаётся, просыпаясь, жить наискосок,
Разговаривать с волнами. Он ещё вчера,
Так сказать, зарифмовал бы пулю и висок,
Но они сказали: «Рано». Значит, не пора.

Значит, надо дожидаться важного звонка,
Чтоб успеть к двери не позже, чем они уйдут.
Потому что если это люди с маяка –
Главное не то, что люди. Главное, что тут.

С каждым годом всё труднее быть самим собой.
С каждым годом всё фатальней мысли в тишине.
Это никакой не ветер. Это не прибой.
Это что-то вместо жизни. Это что-то вне.

Днями он сидит и смотрит, как идут века,
Как сменяются этапы сумрачных годин…
Жаль, на этом побережье нет ни маяка,
Ни людей, ни побережья. Только он один.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Вавилов Александр

Родился в 1982 г. Окончил Тюменский государственный университет, культуролог. Долгое время писал «в стол», в 2007 году начал публиковаться и принимать участие в различных литературных мероприятиях. Стихи были напечатаны в журналах «Звезда», «Нева» и «Урал». В 2011 году вышла книга «Итальянский ноктюрн». Живет в Екатеринбурге....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ТАК БЫ И ЖИЛ С ТОБОЮ ВНУТРИ ЗИМЫ… (Поэзия), 153
В БЕСПРОСВЕТНОМ СЮРРЕАЛИЗМЕ НЕЙТРАЛЬНЫХ ВОД… (Поэзия), 142
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru