Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Мария Алешечкина

г. Махачкала

«НАД ГОРОДОМ СНОВ – ЗОЛОТАЯ СТЕНА…»

К ВОСТОКУ ОТ СУМЕРЕЧНЫХ ЛЕСОВ

Я пришла к тебе в сон, как бесплотный странник,
Притворяясь то тенью, то птичьей трелью.
Я увидела степь, дым в далеком стане,
Где кочевники бдят над огнем апреля.

Май ли, март ли, огонь здесь - и власть, и сила.
Звезды близко, зеркальной горят огранкой;
Я вгляделась - и грань меня отразила
Босоногой да смуглой - почти цыганкой.

Степь - гладь моря... Стоп!
Я себя выдала с головой,
Проморгав, где сон мой начался - где кончился твой.

Кстати, это место напоминает рай.
Я взяла тебя за руку и говорю - давай,
Пойдем, я покажу тебе то, что за гранью слов - 
В мире моем, простирающемся за край
Моря, к востоку от сумеречных лесов.

АННА

Моя сестра родилась в Испании, в 13 веке,
фактически незадолго до начала испанского Возрождения.
Одна мавританская старуха - 
без единого светлого пятнышка на коже, но со снежной шапкой волос -
рассказала ей о том, что на свете есть я,
родившаяся в один час и день с моей сестрой,
но только в другой стране и на несколько столетий позже.
И тогда сестра надела башмаки покрепче
и отправилась в одну из испанских колоний -
в Тунис 16-го века,
так как это хоть на пару веков приближало ее ко мне.
А там оказалось рукой подать до Португалии
времен Жозе ди Карвальи.
Сестра двигалась, как блестящая точка по оси времени,
проходя сквозь материал мира, словно игла,
нарушая все мыслимые и немыслимые законы
времени и пространства.
А в Боливии в полдень на поле боя 
ее убило шальной пулей
солдата испанских войск, сражавшихся с повстанцами Боливара.
Она лежала на теплом красноватом песке,
и странная тень от кактуса пересекала ее короткую тень,
и в дрожащей дымке плыли вершины Анд,
и бледное облако полурастворилось в раскаленном зените...
А потом, смуглая и теплая, она встала и пошла дальше.

* * *

Руды железной притяженье...
Слезится ночь, горят костры.
Озноб и головокруженье
На спуске в нижние миры.

Сюда, где корень бурь таится,
Где гром грозы - как сердца стук,
За мною вслед влетела птица
И осветила все вокруг.

Дым битвы, почвы достоверность,
Дрожь пальцев, древний хвощ во льду...
Я поднимаюсь на поверхность,
Добыв железную руду.

НАД ПУСТЫНЕЮ ПОЛНОЧЬ

Над пустынею полночь, а в зарослях звезд
Андромеда беспечная, речка и мост,

Андромеда ступню опускает в поток,
А под ним – только ветер да черный песок.

Так смотри, ощущая и боль, и восторг,
Как поток через космос течет на восток! 

Ну же, выше, к его глубине, синеве!
Ты не знал, что умеешь летать не во сне!

Ты не знал, что всесильным становишься вдруг
В самой гуще песчаных метелей и вьюг.

Но заря освещает иной антураж,
Ты сначала подумаешь – это мираж…

Сонный город вдали, что и прян, и медов…
На твой век еще хватит, поверь, городов.

ЛИЛИТ
(Лунная женщина)

Когда мужчина думает о ней -
Он кофе пьет, чтоб сутками не спать,
И строит города за пару дней,
И реки поворачивает вспять.

Когда мужчина думает о ней,
Он точит стрелы, чистит автомат
И выбирает шпагу подлинней,
Чтоб крепость взять и не отдать назад.

Когда мужчина думает о ней,
Относит он часы свои в ломбард
В мечтах купить пяток таких камней,
Которые и Крез купить бы рад.

И ради бус, тесемок и камей
Лоскут последний на базар несет.
Когда мужчина думает о ней,
Он часто забывает обо всем.

...Когда мужчина думает о ней -
Его глаза становятся темней.


ЗОЛОТОЙ ПЕСОК И ОГОНЬ

Терракотовые километры...
Зной - лишь зной: не добро, не зло.
И каким беззаконным ветром
Нас на слёт ветров занесло.

Синь, кембрийские исполины,
Звезды, каменные врата,
Блеск песков, силуэт орлиный -
Равнодушная красота.

Взять ли приступом, вскрыть ли буром
(В недрах – радуга, в недрах – нефть)?
Или, может быть, ливнем бурным
Хлынуть, лесом зазеленеть?..

Или с юга пройти на север…
Или скрыться от всех погонь
Здесь, где нежный туман расселин,
Золотой песок и огонь.

ШАРЛОТТА И ЕДИНОРОГ

У маленькой Шарлотты над камином
Сверкает золотой единорог.
Тень рога, тень Шарлотты воедино
Сливаются, ложатся на порог.

В саду цветет сирень, поют сирены
Над озером, зеро его полно
Бесчисленными звездами Вселенной,
Сливающейся с озером в одно.

Шарлотта в сад выходит спозаранок,
В ее глазах еще горит камин,
А день уже достраивает замок
Над искрами полуночных руин.

И сморит он, задумчивый и синий,
И думает, раскос и светлоок,
Что, может быть, Шарлотта на камине,
А в сад идет ее единорог.

ДОРА ФОН БОРН

Город на кручу взлетел, как волна,
Снег у порога - прибой.
Дора фон Борн по ту сторону сна
Играет сама с собой.

Ангел мороза явился, трубя
В трескучий какой-то горн.
Дора фон Борн разделяет себя
На тысячу Дор фон Борн.

В жилах у города - новая кровь,
Весна в оконницах глаз.
Дора фон Борн сливается вновь
С тысячью Дор - сливается вновь
И приходит в экстаз.

* * *

Ушли века во тьму, где бледно светит
Огарок, но, бессмертие суля,
Взошла луна в неведомом столетьи.
Я был тогда вассалом короля.

Была война. Она считалась делом
Отважных. Я же думал, что смелей
Попытка стать с тобой единым целым,
Чем быть вассалом верным королей.

Был штурм, и шла волна волне на смену,
И в золотом безумии зари,
Не знаю как - но я проник за стену.
Шел бой снаружи, ты ждала внутри.

Ты, как в огне, была в шелку и яшме,
В моем же перстне алый был нефрит,
И стали словно сон позавчерашний
Мой оперённый шлем и пёстрый щит.

Стремглав летели рыцари в атаку,
Звучали дам прекрасных имена,
Как вдруг исчезло все - огонь и драка,
Вино и фрукты, пальма и стена.

И по-арабски или на латыни
Мне кто-то нежно-нежно прошептал:
"Весь мир исчез. Смотри! Весна в пустыне!
Здесь таинство, начало всех начал.

Ты строишь новый мир, где в майском свете
Вдоль автострады - клены, тополя...
Теперь в руке - навеки! - все столетья
Ты держишь, им бессмертие суля".

НАПИТОК ИЗ ПРЯНЫХ ТРАВ

А март - мартини со льдом, но в нем
Слоистая синева.
И тают снега, и текут вином,
И кружится голова.

И в миг - любому меняет нрав
Напиток из пряных трав.

Его не ищет наркоконтроль
(Хотя, безусловно, зря).
А сколько в нем градусов? Ровно ноль.
А цветом - заря, заря.

И первый луч - словно в масло нож,
И от восторга дрожь.

И март намекает, что есть маршрут,
Ведущий к земле иной.
Под солнцем те травы - нет, не растут,
И не растут под луной.

А как же найти их? Да как-нибудь!
И начинаешь путь.

* * *

Над городом снов – золотая стена,
Над миром теней – золотая луна,
Я вдруг просыпаюсь – еще не поняв почему.
И вижу, как мир посветлел под луной.
И дивная птица парит надо мной.
И вижу я – высится Ангел в зеленом дыму.

Он в комнате светлой стоит в полный рост,
Стоит – излучает энергию звезд,
И силу огня, и сияние кладов и руд,
Энергию света – стены золотой,
Энергию жизни – безудержной, той,
Которой сквозь бездны и стены проложен маршрут.

И дым зеленеет, как май и абсент,
И близится что-то, и вот он, момент! -
Я вспомню его и у самой доски гробовой,
А может быть, даже и после доски,
А может, совсем не умру, вопреки
Законам – любым, но не правде – извечно-живой.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Алёшечкина Мария

Родилась в 1978 г. в Челябинске. Окончила Дагестанский государственный университет, журналист. Литературным творчеством занимается с раннего детства. Публиковалась в дагестанской периодике; в журнале «Московский вестник» и др. Стихи вошли в сборники молодых авторов «Радуга» (2000), «Трезвучие» (2001), «Синий огонь, вишневое сердце» (2007). Постоянный участник, дипломант и лауреат Все...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

НАД ГОРОДОМ СНОВ – ЗОЛОТАЯ СТЕНА… (Поэзия), 141
ЗВЕЗДА УПАЛА В КРОЛИЧЬЮ НОРУ… (Поэзия), 130
ВОЛШЕБНЫЙ ЗВЕРЬ ВЕЛОСИПЕД. (Проложек), 111
СКОЛЬЗЯ ПО ЛУННО-СЕРОЙ ВЕТКЕ... (Поэзия), 085
СТИХОТВОРЕНИЯ (Поэзия), 060
СТИХИ. (Поэзия), 039
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru