Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Екатерина Вольховская

г. Ростов-на-Дону

КНИЖНЫЙ ЧЕРВЬ

Рассказ

В библиотеке вечные коричневатые сумерки, щекотный запах дерева, воска и пыли. Стеллажи от пола до потолка. Кажется, что стен нет, а стеллажи и есть стены. Когда нужно найти что-то на первые буквы алфавита, приходится использовать лестницу. Книги расставлены строго по порядку. Будь у них речевой аппарат, можно было бы устраивать по утрам перекличку:

- Лето в маленьком городке, 1928!

- Я!

- Рождественские каникулы в Нюрнберге!

- Я!

- Ночь в Париже, кальвадос и сигареты…

- Я!..

Здесь все миры, все люди, все мысли и чувства, когда-либо существовавшие – и не существовавшие никогда. Здесь все вопросы и все ответы – и вопросы без ответов, и ответы без вопросов. Здесь жизнь, красота, любовь, разум, сумасшествие, разрушение, смерть … И все это аккуратно выстроено на полках, это моя личная армия, выигрывающая для меня сражение за сражением…

А где-то в стройных шеренгах этой армии притаился враг. Вор. Отравитель. Убийца.

Червь.

Кольчатый диверсант, неуловимый, ползает по стеллажам и пожирает миры. Один за другим. Заглатывает, переваривает и извергает, оставляя за собой только кучки трухи. В ровных рядах, сияющих кожей и золотом, возникают тревожные пустоты – как черные дыры в космосе. Соседние тома заваливаются друг на друга, точно пьяные или смертельно усталые. А стоит мне отвернуться – исчезают и они..

Я мечусь по библиотеке, туда-сюда переставляя лестницу, перебираю подошвами ступеньки, как пальцами – клавиши. Бесполезно. Червь передвигается куда быстрее. Маленький и сосредоточенный, деловито точит за моей спиной древние города, серебристые звездолеты, томных красавиц и обаятельных негодяев. Грехи и добродетели. Цвета, запахи, звуки.

Библиотека пуста уже наполовину – а я никак не могу засечь червя. Ударяю кулаком по осиротевшей полке – в лицо сыплется труха, лезет в глаза, в нос… Чихаю, достаю платок, вытираю нос – на все пара секунд. Червю этого хватает на историю трагической любви и жуткое видение об инопланетных богах, живущих на дне моря… Кучка трухи вместо средневекового замка с вампирами. Кучка трухи вместо блистательной куртизанки и ее кавалеров. Кучка трухи вместо июльского леса, пчел и ежевики…

Червь добирается до поэзии. Кучка трухи. Червь не умеет говорить и не знает слова «Nevermore». Он серьезен и обстоятелен. У него отличный аппетит и никаких проблем с пищеварением. Чтобы выжить, он должен хорошо питаться. И притом регулярно. Точнее, непрерывно…

Это всего лишь инстинкт.

…Библиотека перестает быть библиотекой. Теперь это обычная комната, непригодная для жизни – в ней же нет мебели. Голые полки выглядят непристойно, как в анекдоте. Я стою на лестнице, прижимая к груди последнюю книгу. От нее веет солнцем и фруктами тропиков. Я глажу твердый корешок дрожащими пальцами, зарываюсь носом в страницы и закрываю глаза. Когда-то эта книга была нелюбимой…

Поднимаю веки - а червь прямо перед носом, едва различимый среди трухи. Он грязно-розовый, цвета вареной колбасы, и длинный, как макаронина. Приподнялся на попа и вроде бы смотрит. Но глаз у него нет, как, впрочем, и головы. Он весь – сплошное тело, омерзительно гибкое и в то же время собранное. Меня передергивает. Если сейчас он на меня бросится, я умру. От отвращения, ужаса - или в отчаянной попытке защитить единственное сокровище…

Нет, эта книга червю не достанется!.. Спрыгиваю с лестницы и торопливо распахиваю страницы – как полы рубашки, обнажая сердцевину… В лицо ударяет океанский бриз. Поднимаю глаза – червь свесился с полки и пялится на меня слепым туловищем. Судорожно всхлипываю и начинаю яростно вырывать страницы. Комкаю, запихиваю в рот, давлюсь, кашляю…

Самый надежный способ сохранить сокровище – проглотить его…

И только когда в руках остается один корешок, до меня доходит: книжка-то была тяжелая! Да надо было просто задавить ею червя, и все!

Твою мать…

Желудок предостерегающе урчит, и где-то на дне его зарождается резь. Червь втягивается обратно на полку, я подхожу и равнодушно бью его корешком. Еще раз. И еще, и еще… Тучи трухи поднимаются в воздух, я задыхаюсь, отворачиваюсь – но все равно бью, хотя уже не вижу, куда… Корешок снизу весь вымазан какой-то дрянью, я останавливаюсь и жду, пока осядет труха. Смотрю. Червя нет. Мокрое место – в буквальном смысле слова…

Резь в желудке вдруг вырастает в боль, от которой захватывает дух. Меня словно сторонней силой складывает пополам. Сами собой на глазах выступают слезы.

… Миры, герои, цвета, запахи, звуки….

Согнувшись буквой «Г» и подвывая от боли, бегу в туалет.

Так или иначе, книга из меня выйдет…

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Вольховская Екатерина

Родилась в 1983 г. Окончила Ростовский Базовый медицинский колледж и Ростовский институт иностранных языков. Участник Форумов молодых писателей России (2002, 2009). Номинант на премию «Магистр прозы». Живет в Ростове-на-Дону....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

КНИЖНЫЙ ЧЕРВЬ. (Проза), 141
КОГДА-ТО У КОТОВ ИМЕЛИСЬ КРЫЛЬЯ… (Поэзия), 140
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru