Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Елена Владимирова

г. Тамбов

ЧУЖОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Рассказ

Вовка Яблочкин явился в школу, как обычно, с опозданием. Учительница Вера Александровна была не в духе. Она долго отчитывала Вовку. Целых пять минут. Он смотрел на часы и думал, что, с одной стороны, неприятно, когда тебя отчитывают, а с другой стороны, урок-то идет, и в нем всего сорок пять минут, а значит…

– Садись на место, Яблочкин! – раздраженно закончила учительница. – Глаза бы мои на тебя не глядели!

Вовка скользнул на свое место, облегченно вздохнул и оглядел класс. В классе происходило все то же, что и обычно. Сосед по парте Ванька Кулешов торопливо списывал домашнее задание. Соколов пускал самолетики. Гордеев тайком играл с мобильником.

На соседнем ряду сидели девчонки. Песочникова пялилась в окно, Рогова – в зеркало. Они все время туда пялятся. Субботина сидела, уткнувшись в тетрадку – по обыкновению что-то зубрила.

Вовка зевнул. Он вытащил из рюкзака учебник и тетрадку. И пенал. На пенале красовался белый мотоцикл. Вовке он очень нравился. Он хотел бы иметь такой на самом деле.

Вовка погладил мотоцикл пальцем и опять посмотрел на часы. Они висели прямо над головой Веры Александровны. У доски бодро стучала мелом Анька Журавлева. Так что можно было расслабиться минут на пять. А то и на десять.

Правда, Вера Александровна как-то подозрительно выглядывала из-за журнала. Вовка беспокойно заерзал на месте. Ему захотелось стать маленьким и незаметным. Совсем незаметным и очень маленьким. Чтобы… Эй!

Вовка вдруг почувствовал сильный толчок. Классная комната вместе с ребятами сильно накренилась. Как палуба качающегося корабля. Вовка даже удивился, как это все умудряются спокойно сидеть за партами, как будто ничего не происходит.

– Эй! – закричал он уже вслух и очень громко.

Но предупредить не получилось. Громадная волна накрыла их сверху, и Вовка потерялся.

Хорошо, что прошлым летом он выучился плавать! Отфыркиваясь и отплевываясь, Вовка вынырнул. Одноклассников он не увидел. Веры Александровны тоже. Вовку окружало море. Безбрежное, синее и спокойное. Но, как известно, даже в самом спокойном море водятся акулы. Вовка поджал ноги, как будто акула зависла прямо под ним и уже приготовилась покушать.

Акула и правда показалась, но не там, откуда ее ждал Вовка. Острый плавник мелькнул вдали. Почему-то ярко-зеленый.

Мама, – подумал Вовка. И вдруг увидел в отдалении силуэт корабля.

– Мама! – завопил Вовка. – То есть, помогите! Я здесь!

Он забарахтался, испугавшись, что корабль проплывет мимо и его не заметит. Однако тот приближался.

Акула тоже не медлила. Зеленый плавник скользил в волнах, подходя все ближе и ближе.

Вовка упорно греб к кораблю.

Бац! С корабля взметнулось белое облачко, над головой у Вовки просвистело, и акула всплыла кверху брюхом, сраженная пушечным ядром. Брюхо тоже было зеленым.

А Вовка уже взбирался по веревочной лестнице, которую ему кинули через высокий деревянный борт. Корабль оказался громоздким и скрипучим, парусным, вроде тех, на которых плавали в «Пиратах Карибского моря».

На борту Вовку встретила странная компания. Впереди, протягивая руки, стояла длинноногая блондинка, напоминающая куклу Барби. У самого борта устроилась юная рыжеволосая Гермиона. В двух шагах маячил певец Джастин Бибер. Он был в наушниках и все время покачивал головой в такт музыке. Рядом загадочно улыбался обаятельный вампир Роберт Паттинсон.

– Бедненький! У него вся одежда вымокла! Как ты себя чувствуешь? – первой подала голос Барби.

Гермиона скрестила руки на груди и посмотрела на Вовку оценивающим взглядом. Джастин Бибер ободряюще махнул рукой, не снимая наушников. Вампир Паттинсон продолжал загадочно улыбаться.

Это сон, – подумал Вовка. – Но не мой, – добавил он, покосившись на Бибера.

– Это не сон, – разуверила его Гермиона.

Она еще и мысли умела читать. Недаром считалась одной из лучших учениц Хогвартса.

– А что же? – оробел Вовка.

– Приключение.

– Чьё?

– Её. Но отдуваться приходится нам.

– Это Она тебя сюда послала, – над самым ухом доверительно прошелестел Паттинсон.

Вовка с опаской отстранился. Хоть и обаятельный, но все-таки вампир. Впрочем, вампира уже не было. Облик импортного кровососа сменили черты русского кумира, звезды сериала «Закрытая школа» Паши Прилучного.

– Что это с ним? – озадаченно спросил Вовка.

– Вот так всегда, – вздохнула Барби. – А все оттого, что Она никак не может решить, кто ей больше нравится.

– А этот? – Вовка кивнул на Бибера, который дрыгался в такт уже другой мелодии.

– Этот вне конкуренции, – пояснила Барби.

– Ясно. А кто такая – Она?

Барби сделала страшные глаза. Гермиона отпрянула, взмахнув полами черного плаща. Прилучный отвернулся. Даже Бибер замер на месте, почуяв, что что-то не так.

– Ладно, сам разберусь, – пробормотал Вовка, поняв, что нечаянно спросил лишнее.

Ни с того ни с сего начался шторм. Волны хлестали через борт. Корабль скрипел и качался. Казалось, его сейчас разобьет в щепки. Все это время Вовка боялся, хотя старался не подавать виду, особенно при девчонках. А когда буря утихла, подступила морская болезнь.

Кого же это он так разозлил? – думал Вовка между приступами тошноты. – Кто сейчас сидит и придумывает разные пакости специально для него, Вовки Яблочкина?

Может, Вера Александровна? Да нет! Вовка покосился на Джастина Бибера. Вера Александровна и Джастин Бибер несовместимы. Нет, это кто-то из девчонок. Анька Журавлева отпадает. Она сейчас у доски. Женька Ленкова, пожалуй, тоже. Она слушает исключительно рок.

Маринка Рогова? У нее дома коллекция Барби. Или коллекция Мокси. Вовка в них не разбирался. А придумывает она всякую чушь, потому что ей заняться нечем. Часами на себя в зеркало смотрит! Ну подожди, Рогова! Вовка сжал кулаки.

– А Она сама здесь бывает? – спросил он.

– Иногда бывает, иногда нет. Сейчас, кстати, Она здесь, – Барби указала на далекий огонек маяка. – Видишь? Светится.

– Мне надо туда! – решительно сказал Вовка. – Я хочу Ее увидеть!

– Ты уверен? – сурово спросила Гермиона.

Вовка кивнул.

Гермиона взмахнула палочкой, и корабль поднялся ввысь.

– Летучий корабль! – потрясенно выдохнул Вовка. – Почему ты раньше так не сделала?

Гермиона не ответила. Она сосредоточилась на полете. И не зря. Корабль тряхнуло, он накренился вправо, потом влево, потом крутанулся на месте и торжественно рухнул вниз.

– Полетали, называется! – сердито ворчал Вовка, выбираясь из-под обломков. – Не умеешь, так не берись!

– Я не волшебница, я только учусь! – возразила Гермиона.

Они не долетели совсем немного. Прямо перед ними возвышалась скала. На самом ее верху появлялся и прятался, будто подмигивал, огонь маяка.

В этот раз самым ловким оказался Джастин Бибер. Пританцовывая в своей манере, он ловко взбежал по невидимой тропинке и махнул рукой остальным.

Все последовали за ним. Даже Гермиона, которая оставила эксперименты с волшебной палочкой. По пути Вовка несколько раз чуть было не полетел вниз головой с огромной высоты. Вообще ему очень хотелось, чтобы его кто-нибудь разбудил. Или спас. Или пожалел, в конце концов! Сесть бы на эту тропинку, поджав ноги и дожидаться помощи. Но Вовке было как-то стыдно показаться слабым. И он шагал вместе со всеми, стиснув зубы.

Сейчас мы увидим этого сочинителя! – думал он, стоя перед грубо сколоченной деревянной дверью.

Винтовая лестница привела их наверх, в просторную комнату.

– Никого, – разочарованно протянул Вовка, который взобрался первым.

– Но Она всегда зажигает огонь, когда появляется на острове! – воскликнула Барби.

– Похоже, Она только что скрылась, – нахмурилась Гермиона.

Комната действительно выглядела так, будто ее покинули пять минут назад. В очаге догорал огонь. На столе стояла чашка с чаем. Чай еще не успел остыть. И вазочка с печеньем была опрокинута.

А может… Вовка уставился на печенье. Может быть, это Ленка Скворцова? Она жить не может без сладкого. Точно, она! У нее на всех тетрадках «Закрытая школа»! Вовка посмотрел на Пашу Прилучного. Правда, тот опять превратился в гламурного вампира.

Вовка почувствовал, что на них кто-то смотрит. Он обернулся. Из деревянной бадьи, стоявшей в углу, выглядывала рыба. Она положила голову на край бадьи и с любопытством рассматривала нежданных гостей. Рыба была ярко-зеленого цвета.

– По щучьему веленью, по моему хотенью! – воскликнул Вовка. – Щука, пусть я вернусь домой!

Но ничего такого не произошло.

Вместо этого снаружи вдруг резко потемнело, и они увидели полчища летучих мышей, рвущихся в окна. Рыба, булькнув, спряталась в бадье. Барби взвизгнула. Стекла не выдержали, и летучие мыши ринулись на них. Не иначе их Паттинсон приманил, – думал Вовка, отбиваясь от мелких, но многочисленных тварей. – Упырь двуличный!

Пол под ногами дрогнул, и маяк обрушился.

Вниз они летели долго – так, по крайней мере, Вовке показалось. Пока летели, Барби продолжала визжать, а Паттинсон ругался так, как совсем не подобает романтическому герою.

Приземление оказалось мягким. Упали прямо в рыхлый песок. Не успев отдышаться, Вовка с воем подскочил. Песок обжигал. Летучих мышей больше не было. А неизвестная Она, похоже, отправила их в пустыню.

– Латимерия, – произнесла Гермиона.

Она переминалась с ноги на ногу. Иначе стоять на раскаленном песке не получалось.

– Что? – не понял Вовка.

– В бадье была не щука, а латимерия. Другое название – целакант. Рыба, которая долгое время считалась вымершей, пока ее не обнаружили у побережья Юго-Восточной Африки…

– Я понял! – перебил Вовка. – Значит, это не Скворцова!

Скворцова – дура. Ей и названий таких не выговорить. А вот кто у нас любитель животных – и вымерших, и здравствующих – так это Машка Субботина! И нынешнее приключение – ее рук дело, не иначе! Значит, вот что она в своих тетрадках пишет!

Вовка поклялся, что как только доберется до тетрадок Субботиной, то порвет их на мелкие клочки.

– Я хочу пить, – жалобно пискнула Барби.

Ей приходилось труднее всех в легких туфельках.

Вовка обернулся к Гермионе:

– Вытащи нас отсюда, – попросил он.

– Не могу, – вздохнула ученица Хогвартса. – Моя волшебная палочка сломалась.

– Пить хочу! – повторила Барби.

Вовка почесал в затылке. Он вроде вспомнил один способ, который видел в передаче про выживание в экстремальных условиях.

– Ройте яму, – приказал он.

– Как? – отозвалась Барби.

– Руками! – рявкнул Вовка. – Вы вообще на что-нибудь годитесь, а? И почему я оказался в этой компании? – он трагически покачал головой.

Гермиона хмыкнула.

– А ты не догадываешься? – вкрадчиво спросила Барби.

И выразительно на него посмотрела. Очень выразительно. Вовка сначала не понял, а потом смутился.

– Давай сюда плащ, – потребовал он у Гермионы.

– Зачем?

– Сейчас поймешь. Надо вырыть яму! – повторил он. – А вампир пусть поищет камень покрупнее.

– От вампира слышу! – неожиданно огрызнулся тот.

Вовка заметил, что тот снова в облике Паши Прилучного.

Они вырыли яму, расстелили над ней непромокаемый плащ Гермионы, в центр положили камень. Если верить знатокам пустыни, вода может находиться в самом песке. Солнце палит, влага конденсируется на внутренней стороне плаща и стекает в специально подставленную под камень емкость. В их случае это была туфелька Барби. Чтобы воды набралось побольше, они напихали в яму растения, которые удалось найти поблизости.

– Долго придется ждать? – поинтересовалась Барби.

Теперь ей приходилось стоять на одной ноге.

– Не знаю, – буркнул Вовка.

Он припоминал, что на сбор воды уходит, кажется, несколько часов. Долго.

– Она же не может кинуть нас здесь, правда? – спросил он.

Барби пожала плечами.

– В прошлый раз Она оставила нас в диких джунглях, прямо на деревьях. Мы висели, цепляясь за ветви. А под нами бесновалась стая диких рыжих собак. И так несколько дней.

– Как же так?

– Она забыла. Или отвлеклась. Или ей надоело. В общем, ей стало не до нас. Потом явился Маугли и все разрулил.

Вовка хмыкнул.

– Но мы ведь не погибнем? Про кого Ей тогда сочинять свои истории?

– Наверное. Но… – Барби поежилась. – Висеть между небом и землей, когда снизу тебя норовят схватить за пятки – это не очень приятно. Так же, как и умирать от жажды.

Вовка приподнял плащ. Вода уже набралась. На удивление быстро. Все напились и стали хвалить Вовку. Это было приятно, и он первый раз подумал о том, что быть героем вымышленной истории не так уж плохо.

– Смотрите, башня! – Барби вытянула руку, указывая вдаль.

– Сама ты башня! – грубо возразил Паша Прилучный. – Это дерево!

– Башня, – подтвердила Гермиона.

Мнения разделились. Лично Вовка тоже видел дерево с раскидистой кроной. Только Бибер ничего не видел. Он крутил головой, близоруко щурился и смущенно улыбался. Дурень. Что только девчонки в нем находят?

Они немедленно двинулись к дереву. Или к башне. Нет, все-таки к дереву. Сторонники башни очень скоро признали, что неправы. Перед ними возвышался огромный баобаб.

– Вот это да! – восхищенно воскликнул Вовка.

Но полюбоваться этим чудом природы им не дали. Из-за баобаба вдруг выскочили полуголые туземцы и кинулись к ним с воинственными воплями и копьями наперевес.

Туземцев было много. Они схватили путешественников, которые пытались сопротивляться, и понеслись по пескам, передавая живую ношу с рук на руки. Они бежали очень быстро. И босиком. По горячему песку. Привыкли, наверное. За несколько минут на руках тузмецев путники одолели расстояние, на которое им потребовалось бы не меньше суток.

– Что они с нами сделают? – крикнула Барби.

– Съедят, видимо, – хладнокровно бросил Паша Прилучный.

Тем временем пустыня как-то очень резко перешла в лиственное редколесье. Вскоре показалась река. Добравшись до воды, туземцы неожиданно сбросили путников на землю. Всех, кроме Джастина Бибера. Певца они погрузили в каноэ и шумной толпой скрылись в зарослях противоположного берега.

Не съедят, – с облегчением подумал Вовка. – Разве что Бибера. Так невелика потеря.

Однако ему тут же стало не по себе.

– Нет, – возразил он. – Музыканта надо выручать!

Хорошо, что не пришлось ломать голову над тем, как построить плот. Деревья здесь росли в изобилии.

А вот плыть оказалось труднее, чем строить. Плот вертелся в разные стороны и никак не хотел двигаться к другому берегу.

На середине реки они застряли. Вовка безуспешно пытался выдернуть багор. С другой стороны плота громко ругался Паша. Он свой багор уже сломал.

Из воды показалась рыба. Похожа на пиранью, – с тревогой заметил Вовка. – Если пираньи бывают ярко-зелеными.

Рыба весело подмигнула и вцепилась зубами в багор.

– Эй, ты чего! – вскричал Вовка.

Багор треснул пополам.

А из глубины появилась целая стая зеленых пираний. Стая устремилась к плоту.

За считанные секунды от плота не осталось ни щепочки. Путники оказались в воде. А стая древоядных рыб, как ни странно, тут же уплыла, не проявив к людям никакого интереса.

Вовка, конечно, умел плавать. Но течение было такое бурное! Паша очень кстати вернул себе вампирский облик вместе со сверхспособностями: сверхсилой, сверхскоростью и сверхвыносливостью. В общем, Вовка и Барби добрались до берега благодаря Роберту Паттинсону.

Гермиона добралась сама, доказав, что в Хогвартсе слабаков не держат.

Через минуту они высматривали из зарослей похищенного Бибера. Перед ними было небольшое поселение. Похищенный Бибер уныло сидел в окружении женской половины туземного племени. Они наперебой пичкали его сушеными бананами, маринованными змеями, жареными червями и прочей экзотической дрянью. На лице музыканта было написано отвращение.

– Съедят, – убежденно повторил голос Паши Прилучного. – Откормят и съедят.

Вовка обернулся. В этот раз Паттинсон не поменял облик. Только голос позаимствовал.

– Не успеют, – возразил Вовка.

– У тебя есть план?

– Типа того. Поджигаем, нападаем, похищаем, убегаем. Все просто.

С огнем помогла Гермиона. Для этого она не нуждалась в волшебной палочке. Остальное – дело техники. Напали и похитили. Все, как сказал Вовка. Вместе с пленником пришлось прихватить еще и каноэ. Надо же было на чем-то убегать по воде.

Я спас Джастина Бибера, – думал Вовка, усиленно гребя веслом. – Да я крут!

Он посмотрел на спасенного. Сейчас тот не выглядел мегазвездой: растрепанный, перемазанный, бледный – его тошнило от туземного меню. В пиджаке с чужого плеча. Туземцы успели его раздеть, а пиджак ему отдал Паттинсон. Бибер казался вполне обыкновенным и таким Вовке почти нравился.

Я спас Джастина Бибера, – размышлял Вовка. – Значит, я круче Джастина Бибера. И Она об этом знает!

Вовке уже не хотелось, чтобы Она оказалась Машкой Субботиной. Ему хотелось, чтобы это была Настя Платицына. Она самая красивая девчонка в классе. Это же круто – нравиться самой красивой девчонке! Вовка представил, как Настя сидит за партой, склоняясь над тетрадкой, время от времени смотрит в окно, на кружевные облака, и волосы у нее такие же, как облака – светлые и воздушные. Вовка вздохнул.

Лодка ткнулась носом в песок. Прямо от реки начиналась дорога, ровная, как стрела. Она уходила к самому горизонту. В обе стороны от нее простирался невнятный пейзаж. А на дороге стоял мотоцикл. Вовкина мечта.

Компания обступила мотоцикл.

– Смотри! Это для тебья! – Бибер впервые подал голос.

Он протянул Вовке найденную записку. На ней действительно было написано имя: Вовка Яблочкин.

– Ты поедешь? – спросил Бибер, с завистью глядя на мотоцикл.

Он говорил с сильным акцентом.

– А то! – Вовка вскочил в седло.

Получилось лихо. Барби зааплодировала.

Вовка первый раз сел за руль мотоцикла. Но завел его сразу. И понял, что управлять тоже сможет.

– Еще увидимся, – сказала Гермиона.

Вовка не сразу понял, что это она попрощалась, сразу за всех. А когда понял, ему вдруг стало грустно.

– Обниматься не будем, – сурово сказал он. – Еще неизвестно, куда я приеду. От Нее всего можно ожидать.

Минуту спустя он мчался по ровной дороге прямо к горизонту. Солнце заходило, и огромный оранжевый диск торопился коснуться заветной линии. Как будто соперничал с Вовкой: кто быстрее. Конечно, солнце опередило. Горизонт вспыхнул, Вовка ослеп и выпустил руль мотоцикла.

– Эй, не спи!

Ванька Кулешов толкнул Вовку в плечо.

Вовка очнулся. Часы отсчитали положенные сорок пять минут урока. Звонок уже прозвенел. Ребята проворно запихивали учебники в сумки и рюкзаки.

Вовка потер ушибленный лоб и посмотрел на Платицыну. Она улыбалась. Вовка замер. Но оказалось, что улыбка предназначалась подружке. Она как раз стояла у Вовки за спиной. Подружка подошла к Насте, та взяла ее под руку, и они вышли из класса.

Вовка вздохнул и тоже направился к выходу.

Кроме него в классе оставалась только Ленка Снежкова. Проходя мимо ее парты, Вовка вздрогнул от неожиданности. У Снежковой был точно такой же, как у него, пенал с мотоциклом. Из пенала выглядывала зеленая рыба-точилка. Из пасти у нее торчал карандаш.

Ну, ничего себе!

Вовка шагнул ближе.

– Снежкова! – угрожающе произнес он.

Девочка испуганно подняла глаза.

– Знаешь что, Снежкова!

Она покрепче прижала к себе тетрадки с книгами.

Вовка остановился, разглядывая одноклассницу. Ленка, конечно, не супермодель. Но глаза у нее красивые. Да и вообще… Вовка усмехнулся, вспомнив Приключение. С ней, похоже, не соскучишься.

– Снежкова, а давай в кино сходим, – неожиданно предложил он. – На «Хоббита» Хоббиты круче вампиров. У них волосы на ногах растут.

Ленка неуверенно улыбнулась. Потом кивнула.

Зеленая рыба с карандашом в зубах весело подмигнула.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Владимирова Елена

(Настоящая фамилия - Елена Борода). Родилась в Тамбове. Окончила Тамбовский педагогический колледж им. К.Д. Ушинского и Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина. Преподаватель литературы. Участник Форумов молодых писателей в Липках, Семинаров детских писателей. Лауреат литературной премии имени В.П. Крапивина 2011 года (повесть «Младшие Экзюпери»), автор книг ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

МИФ О ВЕЧНОМ ВОЗВРАЩЕНИИ. (Критика), 141
ЧУЖОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ. (Проложек), 138
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru