Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Илья Одегов

г. Алма-Ата (Казахстан)

ОТЧАЯНИЕ

Рассказ

С тех пор, как отец с матерью умерли от лихорадки после затяжных весенних дождей, Радж и маленькая Анушка остались совсем одни. Жили еще родственники где-то в Тривандруме, но до Тривандрума нужно было добираться на автобусе, да и точного адреса Радж не знал. Радж вначале нашел работу на стройке, но после того, как ему прищемило руку в бетономешалке, пальцы высохли и почти перестали сгибаться, и он уже не мог таскать тяжелые мешки с цементом и копать ямы. Кому такой работник нужен? Радж пробовал устроиться в ресторан или гостиницу, но там важно было знать английский лучше, чем его знал Радж, да к тому же его рука могла напугать посетителей. Радж то проклинал судьбу, грозился своей руке и богам, у которых этих рук было целое множество, то смирялся с кармой и молился тем же многоруким божествам, чтобы протянули ему руку помощи. Наконец, Раджа взяли на работу газетчиком. Каждый день ему выдавали сумку с газетами на разных языках, и с этой сумкой он бродил по пляжу, подходил к иностранным туристам и с заискивающей улыбкой тыкал им под нос ворох газет, надеясь, что одна из них привлечет внимание. Еще он научился выкрикивать названия - Таймс! Фокс Ньюс! ЛеМонд! Известия! - и по лицам отдыхающих угадывать потенциальных покупателей. Работа была неплохая, но платили мало. Кое-как хватало на еду для них с Анушкой, да на кое-какую одежду. Хорошо еще от родителей остался крохотный домик в трущобах, так что спать не приходилось под открытым небом.

На пляже, там, где Радж проводил день, стараясь продать больше газет, он познакомился с Бабу - торговцем наркотиками. Тот в основном продавал гашиш, но мог при необходимости найти всё, что угодно. Снабжали Бабу этим добром какие-то темные люди, о которых сам Бабу предпочитал не рассказывать. Радж боялся и полиции, и бандитов, поэтому смелостью приятеля восхищался. К тому же Бабу умел хорошо одеваться, носил распущенными свои длинные кудри, и пользовался популярностью у белых туристок. Правда, Раджу туристки не нравились - были они все хоть и молодые, но какие-то толстые, серые и дряблые.

Иногда, Бабу уговаривал Раджа вместе с газетами приторговывать заодно и гашишом.

- Это же так просто, - убеждал он, - кричишь издалека "Таймс!", а подойдя ближе, шепчешь "Гашиш" - и всё, а дальше уже просто: берут или не берут.

Радж смеялся в ответ на уговоры, но не соглашался. А вечером, когда он - усталый, испекшийся на солнце - приносил домой рис и молоко, его сестренка, маленькая Анушка, торопливо разводила огонь и готовила им ужин.

Анушка заболела как раз тогда, когда туристический сезон был на исходе. Радж напоил ее горячим молоком, а после она всю ночь металась в поту на кровати, выкрикивая что-то неразборчиво, и заснула только под утро, когда Радж уже должен был идти на пляж со своими газетами. По дороге Радж зашел в храм и помолился Ганешу, оставив ему горстку риса и цветок. День прошел крайне неудачно. Мало того, что Радж клевал носом после бессоннной ночи, так еще и начался небольшой дождь, поднялись волны, и туристов на пляже осталось совсем мало. Вернувшись домой, Радж увидел, что Анушке стало еще хуже. Ее глаза ввалились, она почти не могла разговаривать. Он снова напоил ее остатками молока, но к рису Анушка так и не притронулась. Всю ночь Радж сидел возле ее кровати, боялся, что Анушка умрет и думал о том, что молоко кончилось, а у него совсем нет денег. Утром он снова пошел на пляж, и до обеда бродил по песку в полном одиночестве, среди гремящих волн и мокрых булыжников. Возле самого края пляжа ему встретился Бабу. Тот сидел на камне, его длинные кудри развевались, из-под расстегнутой белой рубашки был виден загорелый мускулистый торс. Казалось, что он специально сел здесь, чтобы привлекать внимание прохожих немок и англичанок. Бабу курил косяк. Радж присел рядом. Бабу протянул ему косяк, но Радж отказался, вздохнув.

- Анушка болеет уже второй день, а денег нет, - сказал он, - может, займешь?

- У меня нет денег, брат, - сказал Бабу, - но у меня есть отличный гашиш. Пять тысяч за пять граммов. Всё упаковано, продавать нужно только целиком, понял? За порванную упаковку спросят с тебя, такие правила. Четыре тысячи отдашь мне, а одну себе возьмешь.

- Ты же знаешь, я не умею, - сказал Радж.

- Заладил, не умею - не умею, - разозлился Бабу, - тебе деньги нужны или нет? Сидишь тут, только девчонок мне отпугиваешь.

- Так нет же девчонок, брат, - сказал Радж.

Бабу вскочил с камня и пошел прочь.

- Бабу! - крикнул Радж. Бабу уходил всё дальше.

- Бабу! - крикнул Радж громче и побежал вслед за ним, - Бабу, постой, я согласен.

Гашиш Радж завернул в отворот своих штанов. Людей на пляже не было, но он пообещал Бабу, что уже вечером принесет деньги, либо вернет гашиш. Подумав, Радж решил побродить между гостиниц, стоявших на второй линии, дальше от берега. По пути ему удалось продать газету парочке престарелых немцев, прогуливающихся под пальмами, а потом он, осмелев, даже прошептал им заветное слово "гашиш", но они то ли не поняли, то ли предпочли не понять. Некоторое время Радж бродил возле ресторанчиков, опасаясь заходить внутрь, но тоже без особых результатов. Проходящие мимо редкие туристы либо посмеивались над его заговорщическим шепотом, либо вовсе шарахались в сторону, принимая его за попрошайку. До вечера удача так и не улыбнулась ему. Уже стало темнеть, когда Радж отправился обратно на берег искать Бабу. Чтобы добраться быстрее, он пошел напрямик, через территорию отеля, на которой стояли маленькие домики-бунгало. На веранде одного из таких домиков сидели двое парней. Радж решил еще раз испытать судьбу и, подойдя ближе, подмигнул им и изобразил, будто затягивается чиламом. Парни грустно посмотрели на него, и один из них - худой и лысый - спросил:

- Чем торгуешь?

Радж не поверил собственным ушам. Внутри он ликовал, но постарался сделать непроницаемое лицо и сказал:

- Гашиш. Очень хороший.

- Почем? - спросил другой парень, смуглый и небритый.

- Пять граммов - пять тысяч, - сказал Радж, так как его учил Бабу.

- Нужно попробовать, - сказал первый парень.

Радж заволновался. На этот счет он не получал никаких инструкций.

- Это очень хороший гашиш, - сказал он торопливо, - самый-самый хороший.

- Откуда мы знаем? - пожал плечами смуглый. - Нужно попробовать. Если хороший, то мы возьмем.

Радж колебался. Наконец, он решил избрать другую тактику.

- Господин, - сказал он, - я просто продавец. Смотрите, - он достал сверток из штанов. - Гашиш упакован, а мой хозяин не разрешает разрывать упаковку. Если вы попробуете, но не купите, то платить буду я. А у меня дома больная сестра и совсем-совсем нет денег.

- Мы понимаем, - сказал лысый, - но и ты нас пойми. Вдруг ты нам фуфло подсовываешь. А нам фуфло не нужно. Мы хотим купить гашиш хорошего качества, понимаешь?

- О! Этот очень хорошего качества! - воскликнул Радж.

- Нет, ты не понял, - сказал лысый, - мы, пока не попробуем, ничего не купим. Не хочешь дать на пробу - ищи других покупателей.

- Окей, - сокрушенно кивнул Радж и поднялся на веранду.

Радж отломил здоровой рукой сразу приличный кусок, решил не рисковать. Ему хотелось, чтобы гашиш подействовал наверняка, чтобы у этих ребят не осталось ни единого сомнения в том, что это реально гашиш очень-очень хорошего качества. Оставшуюся часть он положил на перила так, чтобы ребята могли видеть и соблазняться размерами гашиша. Смуглый парень принес чилам - прокуренный, со стенками, густо покрытыми смолой. Лысый тем временем ловко раскрошил гашиш, выпотрошил в гашишные крошки пол-сигаретыи перетерев смесь в пальцах, ссыпал ее в чилам. Чиркнула спичка и в воздухе запахло сладким и пряным дымом. Радж не стал курить, ему хотелось, чтобы покупателям досталось больше.

Становилось всё темнее. Ребята курили молча, и Радж в этой сумеречной тишине про себя поблагодарил Ганеша за предоставленный шанс, и еще раз попросил у того денег сегодняшним вечером.

Его немую молитву прервал тихий стук - это лысый вытряхивал пепел из чилама, постукивая по перилам.

- Так себе гашиш, - сказал смуглый и прокашлялся.

- Да, слабенький, - согласился лысый и повернулся к Раджу, - у тебя ничего другого нет? Может быть, шишки?

- Нет-нет-нет, - запричитал Радж, не веря услышанному, - это очень, очень хороший гашиш, вы не поняли! Покурите еще!

- А че ты сам-то тогда не покурил? - усмехнулся лысый. - Сам знаешь, наверное, что гашиш фуфловый. Не, мы такой брать не будем.

- Но я ведь уже вскрыл упаковку! - воскликнул Радж. - Я же объяснял... вы не можете так поступить! Вам придется его купить, иначе мояАнушка умрет!

- Ладно, ладно, не плачь только, - сказал смуглый. - Затакой фуфел я дам тебе две тысячи, окей?

- Нет! - в ужасе вскричал Радж, - это стоит пять тысяч, как вы не понимаете...

- Смотри сам, - сказал смуглый и зашел в дом.

Радж кинулся лысому в ноги:

- Вы должны, должны мне заплатить, - бормотал он, ползая в пыли.

- Ты же слышал, что сказал мой друг? - спросил лысый. - Это плохой гашиш, слабый, а ты обещал хороший, сильный. Ты нас обманул. И после этого ты хочешь, чтобы мы купили плохой гашиш за большую цену?

- Пожалуйста, пожалуйста... - просил Радж.

- Хорошо, я дам тебе за этот гашиш не две, а три тысячи, и это мое последнее слово. Не хочешь - забирай и проваливай.

Радж остановился. Он вдруг понял, что его обманули. Эта беспощадная правда засияла в его голове. Три тысячи вместо пяти. Получалось, что он не только не заработал, но останется должен Бабу целую тысячу. Радж заплакал. Лысый встал и сказал:

- Жди здесь.

Через минуту ребята вышли вдвоем. Лысый отсчитал три тысячи, положил на перила и забрал оставшийся гашиш.

Радж поднялся, пошатываясь, с земли. Его глаза сверкали в темноте безумным, яростным блеском. Он взял деньги, тяжело дыша прошелся взглядом по спокойным лицам ребят, взвыл от бессилия и побежал прочь, в темноту.

Радж бежал наугад, не сознавая дороги. По его лицу хлестали ветки, поднявшийся ветер швырял ему в глаза песок, а он все бежал и бежал, сжимая в здоровой руке мятые влажные купюры. Наконец, он выскочил на пляж, сунул деньги за пазуху и побежал вдоль моря, подвывая в такт хлещущим о берег волнам. Солнце уже исчезло в тумане где-то за океаном, и только вода еще тускло сияла, слабо освещая берег. В этих сумерках Радж увидел Бабу, сидящего спиной к нему на том же камне, что и днем. Черные кудри развевались от ветра. Не останавливаясь, Радж подбежал к нему и, вскрикнув, с размаху ударил по затылку. Бабу завизжал и упал на песок, из его рук выпала сумочка, а из нее по песку рассыпались доллары. Радж кинулся к нему и вдруг ошеломленно замер, увидев, что это не Бабу, а какая-то незнакомая женщина, иностранка. Она попыталась подняться, но Радж, придя в себя, снова повалил ее на землю. Женщина кричала и извивалась под ним, и тогда Радж сунул свою высохшую руку ей в рот, чтобы не слышать этих воплей, а другой рукой нащупал на земле камень и нанес ей несколько ударов по голове. Женщина притихла. Радж слез с нее и стал запихивать доллары вместе с песком к себе за пазуху. Песок шуршал о плотную бумагу, волны ритмично накатывали на берег, и в этом шорохе и шипении волн Радж услышал музыку и незаметно стал ей подпевать. Сначала это был просто мотивчик, но на него сами собой легли слова. "Анушка, Анушка - напевал Радж и запихивал, запихивал доллары себе под рубашку, - о, сколько во мне любви к тебе! О, сколько во мне любви..."

Он пел эту песню и пока бежал обратно по берегу, и когда ушел от моря и прятался в кустах от мотоциклов и автомобилей, и только когда шум волн стал совсем неслышным, только подойдя к своему дому, Радж петь перестал. Он зашел в темный дом и принялся искать свечу.

- Ты принес молока? - слабым голосом спросила Анушка из темноты.

Радж улыбнулся и зажег свечу. Бледная Анушка лежала на кровати. Черными казались ее ввалившиеся щеки.

- Я принес кое-что другое, - сказал Радж загадочно, - смотри! - он расстегнул рубашку и на пол вместе с песком полетели мятые купюры.

- Теперь я куплю много молока! И мясо, и курицу, и рыбу! - говорил Радж, захлебываясь, присев рядом с Анушкой и гладя ее по голове. - Я куплю тебе новое сари! Да, красивое желтое сари! А себя я куплю кроссовки и шляпу от солнца, а может быть даже мотоцикл! Ты видишь? Смотри, сколько у нас денег!

- Я хочу есть... - просила она, а он все совал и совал ей деньги, счастливо улыбаясь.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Одегов Илья

Родился в Новосибирске в 1981 г., вырос в Алма-Ате (Казахстан). Автор книг «Звук, с которым встает Солнце» и «Без двух один». Победитель конкурса «Современный казахстанский роман» (2003). Участник Форума молодых писателей России (2005, 2009-2011). Участник всеказахстанского литературного объединения «ЛитФронт». Автор пьесы «Надежда кроется в обмане», поставленной на сцене театра «АРТ...

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ПЕЛЕСТАНЬ. (Русское зарубежье), 150
КОСМОНАВТЫ (Русское зарубежье), 139
ТИМУР И ЕГО ЛЕТО. (Русское зарубежье), 136
ОТЧАЯНИЕ. (Русское зарубежье), 136
ВЫВОДИТЕ ЧАНДЕРА. (Русское зарубежье), 134
Кормить море. Анализ. Намаз. Добыча. (Русское зарубежье), 123
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru