Главная
Проза
Поэзия
Драматургия
Публицистика
Критика
Юмор
Грот Эрота (16+)
Проложек
Нечто иное
Русское зарубежье
Патерик
 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант)
в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации
от 29.03.2013 г. №115-рп.

Марина Голубева

г. Фрязино (Московская обл.)

«ПОВЕСТЬ»

Рассказ

Морозец как всегда был солен. Облизнуть губы и выплюнуть. Согреться как мокушечка чаем. Притянуть к себе развяленную салфеточку и постукивать пальчиками. Чернушечка моя, ой да чернушечка. Нет, это не к собачке обращение,а к самой себе. К Юленьке. Она встанет, обнимет себя кисточками, к стене привалится, а все равно, так и будет стоять, строгоспинная. Помнит Юлечка как родители счастливые-шумные, после Жизели вернулись. Нянька как не кудахтала, а Юленька мимо нее прошла узенько, и к родителям выпрыгнула. Они счастливые, и духами сигаретами пахнут и чем то таким этак миндальным и волнующим. Говорит мама, мы тебе Юленька роль в балете приглядели. Там барышни на бревнышке все действие сидят, такие же ровноспинные. Как и ты.

А теперь, сколько не стой, а только чужие под окнами смеются и духами пахнут.

Юленька, красавица наша, скоро уж Верушка твоя придет. Мы две черноокицы, как Юля говорит. Только у Верушки глаза с болью, а у меня с печалью. А кто из нас красивей, этого никто сказать никогда не сможет. Как так получилось, но родились мы в один день, только не в год один. Но это и хорошо, а сама говорит, что более счастливая, так как она знала что такое без сестры жить, и счастье свою осознать с ее рождением смогла.

Юленька чашку потрогала, с утра стоит еще, горемыжная. Чай пленкой мерзейшей покрылся, будто в доме отродясь ничего приличного не было. Ой как за Никиткой то скучно, сжала лицо Юленька, и как до жизни такой дойти можно было, что брата маленького в двоюродный дом отдали. Юленьке не забыть, как в тот вечер, когда привела его с чемоданчиком на время, задержалась в коридоре и слышала пересуд кухарок. Кухарок. Невесть откуда взялись там. Не-на-ви-стница. Не-на-вистница. Такая вот тетка их троюродная. Глазками зыркает бельчьими, с Юленькой соглашается, а ее от тревоги за Никитку замороженную ни капельки не понимает и даже осуждает. Обсуждает. Что даже кухарки слышат. А как хочется просыпаться в морозность, шторы одергивать, Никитку будить, яблоки на стол куруглый вываливать. Счастье.


Знаете, Юлия Михайловна, такие вот странные сны иногда бывают. Вот куда бы деться от него, куда спрятаться, а он все ходит за мной, как навязчивая кошка, злобненькая.

Вот прямо такая и злобненькая? Юленька Михайловночка таки и усмехается, таки и похахатывается.

Нет Юленька, вы не смейтесь, хоть это и смешно.

Так как же тогда не смеяться, когда таки смешно?

Зубы с кровью, главное что бы зубов с кровью не снилось рычит порыкивает из кухни. Ах да старая, что же ты гостю настроение все портишь своими зубами. Ах уж вовсе не своими, да и не порчу. Вам же зубы с кровью не снятся, губы с кровью? Нет уж, Юленька вы Михайловна, спасибо что и не снятся. А сущая ерундистика наваливается. Вот представьте, что я это как и я, а вроде бы и нет. Живу в каком то замке, такой серостенный и холодный. Есть у меня хозяин, вот вы представьте себе! Хозяин мой молодой и красивый, я такой же. Ездим мо стрелять зайцев, лосей, да и белок! Вот только зачем мы белок стреляем трудно то мне и понять. Один раз приехали в лес, и я увидел белку на дереве, а белка такая уж большая, что и не бывает таких белок, и орех держит в руках то своих, то есть лапах. Но она сама то похожа не на белку, а на старушенцию, знаете, сидят такие старушенции, у меня аж кровь от таких заходится, несчастные, глазья у них слезливые, уж такие слезливые. И убивает эту белку, а она как сидела, так и падает, орех из лапорук не выпуская! И летят они с орехом несчастливицы. А дальше все в чехарде пошло. Мы коней пришпорили и поскакали, я уж и хозяина своего из виду потерял, и тут меня ловят люди какие то и затаскивают в темнейший подвал. Такой знаете ли Юленька Михайловночка, примерзейший. Зябко, сыро. И различаю я вокруг людей, все они такие. Знаете ли измученные, в кандалах закованные. Кровь поди на телесах у них- рычит порыкивает из кухни. Да оставь ты свою кровь уже, Юленька Михайловна ежится, а сама нежится в кресле. Да поди и кровь на телесах. Я не помню уж. Да и дело то в том, что сижу я в этом подземелье, и тихо чахну. Чахну тихо.

Юленька,Верушка, мне сон приснился.

Чистый сон, Никитушка?

Зябкий сон Юленька.

Что скачут по лесу всадники, вдруг кони, как спотыкиваются, и человека видят. А он сидит. Молчит. Они что-то его спросить все хотят, он молчит. Тогда они злиться начинают, говорят, что у них король есть, а этот король послал их цветок какой то найти, а человека спрашивают где найти его. А он молчит. Ой как они сестренки разозлились, и такие страшные вещи начали выделывать, и так кричать. А человек все молчит. Молчит. Тогда они отвезли его к царю, царь тоже про что то спрашивать начал, и гневаться. Молчит. Тогда он рассердился и его на какую то площадь отвели, а там железный штырь торчал. Они на него и посадили. Но человек этот был необычным. Он язык птиц и зверей понимал. А от того, что такой необычный был, он не умер вовсе. Вот так и остался ходить с этим кодом. И ходит же, а мне прямо снится, как ему больно, больно, больно. А потом он вдруг попал на озеро какое то, и заплакал над водой. Плачет, плачет, и говорит, я ведь никого не обижал, зверя помогал, людям, почему со мной так. А тут ему голос какой то и говорит, что когда он маленьким был, он бабочку травинкой проткнул, а бабочке болесно было. А он говорит, дитя был я, пусть будет так, что детем творится до 12 лет, то пусть прощается.


Юленька покрутилась, поворшкулась и что то в самую середину сердечка укусила. Открыла глаза, а она на спине лежит и рука на груди, никогда так не спала и не просыпалась. Прислушалась, что ж это такое пробудило ее волнующее? За стеной разговор. Так свербеть начало, так изнывать, она спросонья даже смысл разговора понимает, да может и не смысл, а словечки кусающие. Деньги, тысячи, голос раздраженный, возмущенный. Что-то не ладится, и не Юленькина эта забота. Затошнило. Но подумалось, надо уснуть, пойти воды глотнуть боязно. Не хочется взглядами встречаться.

Ленивая комната, ленивые женщины собрались. Ждут чего то острого принесут, самим не донести, а если закинут, то тогда поеданья сказочные начнутся.

Только что узнала и кричит пришедшая с мороза шляпистая ленивица. У дорогого нашего, вот только что на улице встреченного, бегущего, горящего, у дорогого нашего Сергея Шалвовича человек родился. Ребенок.

Защелокотило сердечко. Вздрогнула и охнула. И Села. Если бы так. Сесть и сидеть посапывая, и душу унимать. Склонились все черные и ьелые головки и начали обсуждать, рассуждать, потрескивать. Будто их это дело, говорят еще будто рады, чему там рады, чему им радоваться или печалиться? А Юленька удивленно только забровила, и усмешечку выплюнула. А они все сидят вокруг, и еще раз повторяют, так и точат своими носиками. Юленька тогда встала с места и начала побасенки рассказывать, лениво останавливаясь, смешки довольные отпуская. А надо сказать до побасенок все охотчи были. Смеется как заведенная Юленька, за окном вроде утро, а как вечер мозглый. Тянущий, сосущий. Она вышла, сигаретку поднесла по привычке, и готовится улыбаться и смеяться.

Сын, сын, довольным то тут будешь! Сына любить будет, прижимать, радоваться, смеяться, на шее сажать. А у нее у Юленьки нет сына, и дочки нет. Ни близняшек. Снег только сверк сверк, ледяной, безвкусный. Что, кому еще судьба сына или дочку подарит? Сколько подружек у Юленьки будет, стольким и подарит. И не только подружкам. А ручки то свербят иногда, ух как свербят, по всей руке, по кости, как будто ее подпиливают слегка. Колотит, морозит, в зубы передаются. Как обхватила свои черные волосы, так и согрелась. Теплая еще душенька, а дальше так пойдет, совсем оледенеет, озлобиться, начнет кусачками собачками ерепенится. Пенится, пенится. Только море рядом. Только море.


Что вы Юленька!

Да вот как бы вам рассказать? Я всегда считала, что у мужчин кожа толстая, что они как лошади, что если погладить их по кожице они этого не почувствуют. А с вами поняла, что не так это. Я всегда мужчин что бы приласкать, что бы ласково им сделать, похлопывала их, как лошадей. А вас глажу, и вы у меня приласканный. Хоть и на вы.

Пришла. Сестра. Красивая. Роднюсенькая. У нее такие глаза. Добрые черные волосы. Она потирает руки, ждет яблок. Ждет ужина. Морозная. Я знаю Верушка, что ты пропадаешь целыми днями. Я ничего тебя не спрашиваю. Я никого о тебе не спрашиваю. А Вера только гладит голову и улыбается. Вилкой ест и ножом режет. Вера, ты на бриллиант похожа, медовая моя. Вера хрустит во рту. У Веры усталые глаза, а юленька так и бегает, бегает вокруг нее. Холодной рюмочкой может угостить, да чем угодно. Вера, а на улице как, хорошо? Спокойно сегодня. Нет же, я про хорошо спрашиваю. Воздух какой сегодня, добрый? Юленька ты сама бедный мой бриллиант. Тебя мне прятать ото всех надо. Вера, а сегодня придет Сергей Шалвович. Придет. Обещал. Юля, повторяю, ты как выстрелы в меня всаживаешь. Придет, так придет. Я его не гоню, и гнать не буду. Да как же говорить такое можно Верушка, соображать. Он же нам от родителей остался. А что ж еще тебе от родителей осталось. Ты Верушка. Вот я тебе досталась Юля, вот это и знай, но лучше забудь, не думай ничего. Черноокица.


Юленька, а вы любите свою сестру? Не любите такие вопросы? А я и сам их не люблю. А вас люблю. А сестру вашу нет. Что-то будет, что-то будет. Сергей Шалвович, так мы ж маленькие. Помните, вы почти что у нашей колыбельки. Вы почти что нам родной, а и есть родной. Зонтики, продают зонтики. Город все что барахолка забарахолочная. Юленька, хотите апельсинов. Вот продают шерстяные носки и апельсины апельсинистые. Носки так и быть трогать не буду, а апельсинчик резанем?? Когда еще нам предстоит такое расчудеснейшее утро. Вы не обращайте внимания. Я говорю много, я нервничаю много. Я машу руками много. Я много, много, и будет много. А меня потом и не останется. Протягивает руки, берет заусенистыми апельсины. Не франту продаю, не франту. А тут мальчик стоит, в лужу любуется. Не отражение, а чугунный лебедь. Страшный чугун. Где же мое отражение спрашивает мальчик. А отражение появляется позже. Запаздывает. Опаздывапательное. У Юленьки красный нос, засморканный, платочком натертый как хомутом. Шмыганьем занимается. Давайте разделаем вот прямо тут этот апельсин. Рачленим. Раскожурим. Напротив парапета. Напротив атлантов. Вы посмотрите какие они сильные и ненастоящие. Вы посмотрите. Сестру вашу напоминают, напоминают же. Их двое, а она одна. Юленька страшится и курноситься начинает. Быть может вы хватили чего? До апельсинчика. До чая. До всего? Нет, Юленька. Это временное нервничанье, оно скоро кончится, и начнется благодать. И затишье, как перед большой волной. Вот юленька, вот где сейчас ваша сестра, вот где бы она быть то могла, прохаживаться??? Да на работе работает. Книгами раздается, что ж вы спрашиваете. Ой уж как все просто, просто, просто.


Веронька, черноокица, глаза у тебя такие сухонькие, достойные. Чего ж это они достойные? Тебя. Влетает как молодой вихрик. Почему у тебя Никита глаза большие? Неужели опять этих испугался? Да пора привыкнуть, сейчас многие ходят, разные. Они ничего не сделают. Если мы тихонькие будем. Глупыми не будем. Дурра, ты Юленька. Дурра же обнимает мальченку. И сидят они вдвоем пристыженные, чего бояться не знают. И чего не. Никитушке нужно налить суп. Никитушка должен есть вкуснотошки. Отъесться за несчастья. Наесть справедливости и счастливости. Сядут они вечером в уголке и будут читать, под лампою. Светлою. Целомудренною. Юленька, а что значит это слово? Это хорошее и нежное, но гордое слово. Поздно ночью приходит Верушка. Брови хмурит, но красивая. Нос длинный, резкий. Щеки то какие чудесные, гладкие. И ароматные. Верушка, а кто книги по ночам читает? Не учи меня себе ненавидеть Юленька. Читают.

 
Голосование по этому произведению окончено
Оставить комментарий

поиск

Голубева Марина

Родилась в Одессе в 1986 г. Окончила Литературный институт им. Горького, литературная работа. Работала на телевидении. Участник 10 Форума молодых писателей России. Живет в г. Фрязино (Московской области)....

 

Публикации в журнале ПРОЛОГ:

ДУШКА СИНЕГЛАЗАЯ (Проза), 137
ПОВЕСТЬ. (Проза), 136
 

Просмотров:

Оценка:


© Москва, Интернет-журнал "ПРОЛОГ" (рег. номер: Эл №77-4925 свидетельство № 022195)
При использовании материалов сервера ссылка на источник обязательна тел. +7 (495) 682-90-85 e-mail: fseip@mail.ru